Казахстанские суды почти не выносят оправдательных приговоров. Почему?

Что это говорит о системе и нужно ли что-то менять


29/09/2020
13:24 920 0

 



Уже не первый год юристы заявляют: в Казахстане выносят мало оправдательных приговоров. Проблему подтверждают и в Верховном суде, но от этого почти ничего не меняется. 

 

Мы попытались разобраться, почему в Казахстане почти нет оправдательных приговоров и что это говорит о судебной и правоохранительной системе.

 

Важно: в статье мы говорим только об уголовных делах и, соответственно, приговорах по ним.



ЧТО ТАКОЕ ОПРАВДАТЕЛЬНЫЙ ПРИГОВОР?

Приговор — это решение суда, которым он признает или не признает обвиняемого виновным и решает, наказывать его или нет и если да, то как. 

 

Оправдательным приговором суд признает и провозглашает невиновность подсудимого в уголовном правонарушении.

 

Оправдательный приговор постановляется, если:

  • отсутствует событие уголовного правонарушения;
  • в действиях подсудимого нет состава правонарушения*;
  • не доказано участие подсудимого в совершении правонарушения.



*Совокупность признаков, которые и определяют поступок как правонарушение. На их основании человека привлекают к ответственности. Состав преступления состоит из четырех пунктов: 

        1. Объект (общественные отношения, которым причинен ущерб);
        2. Субъект (лицо, совершившее правонарушение);
        3. Объективная сторона (способ, средства, место, обстановка совершения преступления);
        4. Субъективная сторона (умысел/неосторожность, мотив, цель).




ЕСЛИ СУДЫ РЕДКО ОПРАВДЫВАЮТ, ЭТО ПЛОХО?

В отчете по исследованию «Оправдание и реабилитация в Республике Казахстан» (Институт проблем правоприменения, ИПП) отмечается, что отсутствие оправданий само по себе не может считаться проблемой, но доля оправданных подозреваемых — важнейшая характеристика процедуры уголовного преследования:

 

Если эта доля является низкой (ниже 0,5–1 %), то это маркер дисфункции правоохранительной и судебной системы. (...) В Казахстане доля оправданных и реабилитированных составляет 0,12 % на следствии и 0,05 % в суде (по делам публичного обвинения).

 

Важно: исследование «Оправдание и реабилитация в Республике Казахстан» было опубликовано в 2018 году. В нем используются данные за 2017 год (и ранее).


В теории все просто: главная задача правоохранительных органов и судов — разобраться в деле, установить истину и вынести справедливое решение. Значит, если недостаточно доказательств вины — выносится оправдательный приговор. 

 

Адвокат Таир Назханов говорит, что на практике это большая редкость:

 

Суды объясняют небольшое количество оправдательных приговоров тем, что много дел прекращается следователями и дознавателями на стадии досудебного расследования, просто не доходят до суда. А небольшой процент количества оправдательных приговоров — показатель хорошей работы органов досудебного расследования, так как это означает, что в суды с обвинительным актом поступают действительно раскрытые дела.

 

Данный тезис имеет место быть, но в большинстве случаев такая идеальная картина остается лишь картиной. В жизни, на практике, совсем по-другому: оправдательным приговором признается несостоятельность обвинения, которое подготовили органы досудебного расследования и утвердила прокуратура — то есть ошибки работы уже как минимум двух органов. А если оправдательный приговор выносит вышестоящая судебная инстанция, то и ошибки нижестоящих судов.

 

Ради статистики, ради показателей хорошей работы государственных органов, суду проще вынести обвинительный приговор, нежели признать ошибки системы.

 

Малое количество оправдательных приговоров показывает слаженность и дружность работы судебной и правоохранительной систем. Хотя согласно Уголовно-процессуальному кодексу суд должен быть независимым, а стороны обвинения и защиты — равноправны. Тесное сотрудничество этих двух систем приводит к обвинительному уклону в осуществлении правосудия и, соответственно, низкому проценту оправдательных приговоров.




«МАЛО» ОПРАВДАТЕЛЬНЫХ ПРИГОВОРОВ В КАЗАХСТАНЕ — ЭТО СКОЛЬКО?

По данным Верховного суда РК, в 2015 году было оправдано 149 человек, в 2016 — 62, в 2017 — 70, в 2018 — 270, в 2019 — 318, за первое полугодие 2020 — 219.

 

 

Как сообщили в Верховном суде в ответ на официальный запрос masa.media, в 2019 году в сравнении с 2015-м количество оправданных лиц судами первой инстанции увеличилось в два раза:

 

Рост количества оправдательных приговоров повлиял на практику досудебного расследования: больше дел стало прекращаться до суда, поэтому произошло уменьшение (в 2019 году — на 29 %, в первом полугодии 2020 года — на 6,5 %) числа поступивших уголовных дел в суды. Удельный вес оправданных лиц составил в 2018 году — 0,7 %, в 2019 году — 1,1 %, за 6 месяцев 2020 года — 1,4 %.

При этом речь идет именно о случаях, когда человека признали невиновным. А вообще у правоохранительных органов есть и другой способ закрыть уголовное дело. 

 

Они предпочитают прекращать дела по нереабилитирующим основаниям (деятельное раскаяние [когда подсудимый активно сотрудничает со следствием, помогает раскрыть дело], примирение с потерпевшим, истечение срока давности и так далее). При этом человека не реабилитируют, оправдательный приговор не выносится. Дело закрывают, он не сидит в тюрьме, но остается признан виновным.

 

По нереабилитирующим основаниям на досудебной стадии прекращают дела в отношении 62 % подозреваемых, а на судебной — в отношении 27 % обвиняемых (для дел публичного обвинения). Это позволяет не передавать в суд дела со слабой доказательной базой и в то же время не реабилитировать (не оправдывать) подозреваемого. 

По данным Исследования ИПП

 

Адвокат Таир Назханов говорит, что зачастую правоохранительным органам выгодно прекращать дела именно по нереабилитирующим основаниям:

 

В случае прекращения дела по нереабилитирующему основанию лицо освобождается от уголовной ответственности и наказания. Однако такие основания предполагают, что лицо совершило уголовное правонарушение и признает себя виновным. 

 

Правоохранительным органам выгоднее прекращать дела по таким основаниям по причине того, что в Едином реестре досудебных расследований (ЕРДР) не будет отметки «Нарушение конституционных прав» и не будет риска, что лицо, в отношении которого велось досудебное расследование, обратится с заявлением о возмещении вреда, причиненного незаконным преследованием.

 

Главная проблема в том, что обычно в силу правовой неграмотности и тяжелого эмоционального состояния лица, в отношении которых ведется незаконное уголовное преследование, соглашаются на прекращение дела по нереабилитирующим основаниям с мыслью «что угодно, лишь бы этот кошмар закончился». 

 

Такие ошибки приводят к тому, что потом возникают проблемы, например, при приеме на работу, и другие социальные проблемы. И снова же все исходит от стремления системы к идеальным показателям и нежелания признавать и исправлять ошибки.

 

Кроме того, большую часть оправдательных приговоров суды выносят по делам частного обвинения.

 



Частное обвинение — когда уголовное преследование возбуждается по жалобе потерпевшего или его близких, а не по инициативе следователя или прокурора от имени государства. К подобным делам относятся, например, оскорбление, истязание, неосторожное причинение вреда здоровью. 

 

Публичное обвинение — уголовное преследование возбуждает следователь или прокурор, согласие/инициатива потерпевшего не требуется.


 

За последние три года процент оправдательных приговоров не превысил 1,8 % среди общего числа оконченных судами дел. В данные статистики включены не только оправдательные приговоры по делам публичного обвинения, но и по делам частного обвинения, процент которых (среди всех оправдательных приговоров — прим. ред.) составляет более 90 %, отмечает Таир Назханов в своей статье.




ДЕЙСТВИТЕЛЬНО, ОПРАВДАНИЙ НЕМНОГО. ПОЧЕМУ ТАК ПРОИСХОДИТ?

Назгуль Ергалиева, специалист в области международного права и правовых реформ, приводит несколько причин, почему суды редко выносят оправдательные приговоры:

  1. Устаревшая система отчетности в полиции и прокуратуре. Оправдания расцениваются как плохая работа этих органов. Соответственно, их всячески избегают;
  2. Отсутствие эффективной системы сдержек и противовесов в уголовном процессе. Каждый следующий этап должен быть в состоянии исправить ошибки предыдущего, а суд должен быть окончательным «заслоном» по защите прав человека;
  3. Традиционно репрессивный характер уголовного процесса. Правило «Пусть лучше десять виновных будут на свободе, чем хоть один невиновный будет наказан» у нас действует с точностью до наоборот (высказывание американского юриста и политического деятеля Блэкстона Уильяма: "It is better that ten guilty persons escape than one innocent suffer" — прим. ред.);
  4. Судебный процесс не полностью соответствует стандартам справедливого судебного разбирательства, согласно требованиям статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах.


 

Статья 14 пакта:

Все лица равны перед судами и трибуналами. Каждый имеет право при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявляемого ему, или при определении его прав и обязанностей в каком-либо гражданском процессе, на справедливое и публичное разбирательство дела компетентным, независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона.

 

Каждый обвиняемый в уголовном преступлении имеет право считаться невиновным, пока виновность его не будет доказана согласно закону.


 

В отчете Института проблем правоприменения упомянуты следующие причины:

1. Фильтрация дел при передаче из полиции следствию. Обвинения предъявляют преимущественно по очевидным делам, когда нет сомнений в виновности и качестве доказательной базы. Все остальные дела либо не расследуют, либо по ним не предъявляется обвинение. 

 

Характерно, что количество уголовных дел, рассмотренных казахстанскими судами на 100 тысяч жителей, в два с половиной раза меньше, чем в России, и почти в пять раз меньше, чем в Германии. 

 

Важный фактор здесь — так называемая «палочная» система, утверждают исследователи. В конце каждого месяца образуются пики по количеству дел, переданных в суд. Если в среднем правоохранительные органы направляют в суд 120 дел в день, то в последний рабочий день июня количество переданных дел достигает почти 700. 

 

Система отчетности, особенно негативные показатели, связанные с оправданиями и реабилитациями, заставляет сотрудников на ранних этапах максимально откладывать привлечение лица к ответственности, а на втором добиваться нереабилитирующего исхода любой ценой, сказано в отчете.

 

2. Слабость адвокатуры и ее привязка к правоохранительным органам. Адвокаты «по назначению» получают низкую зарплату, это демотивирует профессионалов работать на такой должности. Государственные защитники зачастую, увы, заботятся не о защите своего клиента, а об интересах полиции и прокуратуры:

 

В этой ситуации адвокат скорее работает на обвинение, стремясь выйти на «непроблемные» для правоохранительных органов исходы — осуждение к небольшому сроку или наказанию, не связанному с лишением свободы, прекращение дела по нереабилитирующим основаниям.

 

3. Влияние прокуратуры на суды. По отзывам судей, органы прокуратуры фактически координируют противодействие коррупции в судебной системе.

Поэтому для судей важно избегать конфликтов с правоохранительными органами. И даже в ситуациях, очевидно требующих реабилитирующего решения, у них есть основания ограничится «квази-реабилитацией». Внутри юридического сообщества есть убежденность, что при необходимости силовые структуры могут сфабриковать дела против неугодных судей.

 

Как пишет в своей статье об оправдательных приговорах адвокат Таир Назханов, за 26 лет адвокатской практики впервые по делу с его участием суд вынес оправдательный приговор только в 2019 году:

 

Чтобы добиться такого приговора, пришлось потратить много времени, сил и нервов. Так получается, что несмотря на закрепленные принципы независимости судьи, состязательности и равноправия сторон, на практике суды часто склоняются к линии обвинения, игнорируя порой мнение стороны защиты и не замечая очевидных вещей.



ОПРАВДАТЕЛЬНЫХ ПРИГОВОРОВ ДОЛЖНО СТАТЬ БОЛЬШЕ?

Оправданий не должно быть больше или меньше. Их должно быть по мере необходимости. То есть, акцент должен делаться не на исход, а на качество процесса. Это значит, что при строгом соблюдении стандартов справедливого судебного процесса, каждый обвиняемый должен иметь одинаковый шанс на справедливый исход, — говорит Назгуль Ергалиева.

 

 

Чтобы итоговые решения судов были объективными, необходимо развивать действие принципа независимости судей, следует расширить круг дел, рассматриваемых с участием присяжных заседателей, отделить судью от присяжных заседателей. Ведь с независимым участием присяжного жюри в судах итоговое решение по делу будет более объективным.

Кроме того, необходимо действительно уравнять стороны обвинения и защиты, предоставить защитнику те же права и возможности, чтобы не ограничивать его в возможности собирания доказательств, приобщения их к материалам уголовного дела. Когда защитник сможет готовиться к процессам, имея на руках те же материалы, те же возможности их собирания и использования, только тогда будет иметь место равноправие сторон и процесс станет поистине состязательным, — заключает Таир Назханов.

Поделиться

Нет комментариев.

29/09/2020 13:24
920 0

Уведомление