«Я живу на территории, у которой нет никакого будущего, и где молодых парней забирают умирать»

Монолог студента, живущего в самопровозглашенной ЛНР


26/09/2022
13:00 3767 0

Источник фото: dialog.ua

 

В России 21 сентября объявили частичную мобилизацию. В самопровозглашенных ЛДНР мобилизация, совсем не частичная, началась еще 19 февраля. К людям приходили с повестками, грозили сроками, а порой и вовсе хватали мужчин прямо на улицах.

 

Мы поговорили с жителем Луганска — и узнали у него, каким город был до 2014 года, что происходит в нем сейчас, и почему многие жители уже давно разочаровались в так называемой «Луганской Народной Республике». 

 

 

Взгляды и позиция героя могут не совпадать с мнением редакции

 

 

О себе

Я студент, учусь на медика. Впрочем, из-за войны это порой трудно было назвать учебой: после 24 февраля ее продолжительный период просто не было. 

 

С детства занимаюсь разными видами спорта — в данный момент пауэрлифтингом. Изучаю устройство мозга, разные области сознания, устройство человеческого организма. Именно возможность больше узнать о человеке меня и завлекла в медицинский университет. 

 

Какое-то время я даже занимался написанием статей обо всем этом: в целом люблю писать, записывать какие-то мысли и наброски. Хотел одно время стать журналистом, но потом изменил свои приоритеты — понял, что толкового вуза по этой специальности тут нет. 

 

Вырос я в простой семье. Из-за войны потерял отца, который в принципе никогда не хотел воевать и не служил в армии — за ним просто пришли в дом и дали время на сборы. Грозили проблемами вплоть до расправы или тюрьмы. 

 

Сейчас переживаю не самые лучшие времена. Надеюсь окончить университет и покинуть эту территорию, потому что никаких перспектив тут после прихода России нет.

 

 

О том, как изменилась жизнь после провозглашения ЛНР

При Украине Луганск был крупным городом, пусть и не таким, как Донецк. В нем жило полмиллиона жителей, были крупные бренды: Adidas, McDonalds и так далее. Трамваи ходили.

 

Памятник «Труженику Луганщины». Фото предоставлено героем.

 

После провозглашения так называемой Луганской Народной Республики все стало очень печально. Мне тогда было 13 лет — и я смотрел телевизор. Не буду скрывать, что критическое мышление у меня на тот момент было не развито, поэтому я действительно думал, что Украина плохая, радовался появлению ЛНР. 

 

К сожалению, взрослые люди, у которых должно было быть развито критическое мышление, тоже радовались. На референдум пошло много людей. Были, конечно, те, кто против — но их было немного. 

 

С работой все стало плохо. Первые четыре месяца у нас не было вообще ничего: ни банковской системы, ни социальных выплат, ни зарплат, ни еды, ни воды. Продуктов не было вплоть до хлеба, выживали только за счет овощей и каких-то запасов. 

 

Зарплаты платить перестали, так что денег не было. О развлечениях, само собой, и речь не шла. Это были очень тяжелые времена, благо, что я был ребенок — в таком возрасте еще не до конца все осознаешь. 

 

Боевые действия пришлись на лето, поэтому учеба не сильно пострадала. Тем более, что мой город в тылу: основные боевые действия происходили далеко. Но периодически приходилось заходить в подвал — выстрелы были совсем рядом. Так получилось, что украинская армия заняла границу России и Украины, но потом Россия решила, так скажем, «помочь», и «‎Градами» все уничтожила. 

 

После окончания боевых действий очень медленно стали возвращаться какие-то элементарные блага цивилизации — и люди радовались уже этому. Сначала продукты начали появляться. Потом начали по почте выдавать какие-то деньги в рублях, причем мизерные. Но люди были рады каждой копейке, потому что до этого сидели вообще без ничего. 

 

Через много лет они там создали какой-то банк ЛНР. Через него только внутри республики можно было рассчитываться. Не так давно даже относительно цивилизованная форма расчетов — карточки — появилась. 

 

Недавно, с лета, начали появляться российские банкоматы. До этого ничего подобного не было. А украинских банков здесь было много. Многие и сейчас стоят — ими никто не пользуется. Свою систему, Госбанк ЛНР, они построили за счет украинского Ощадбанка. 

 

Я недавно думал о том, как у людей отняли все — и они были рады даже тем элементарным вещам, которые возвращались. Сейчас людям все надоело. Они будут рады, даже если просто прекратится война. 

 

Луганск был неплохим городком. Трамваи, троллейбусы — сейчас их нет. Был крупный паровозостроительный завод, его еще в 2014 году вывезли в Россию. Было множество торговых центров. Все работало, жизнь кипела, никаких ограничений не было. А сейчас ближе к 10-11 часам вечера город мертв. 

 

Комендантский час не отменяли с тех пор, уже восемь лет. Город стал депрессивным. Я могу сказать, что стало действительно хуже. Они пытались что-то сделать, но сделанное за восемь лет — капля в море. По городу до сих пор можно увидеть разрушенные в 2014 году здания.

 

Гипермаркет «Метро», разграбленный мародерами в 2014 году (фото было сделано именно тогда). До сих пор не восстановлен. Фото предоставлено героем.

 

О «‎геноциде» населения Донбасса‎ 

Никаких боевых действий в Луганске и большинстве городов не было. Никто там не стрелял. Стреляли периодически на линии соприкосновения — это правда. Те стрельнут, эти ответят. Но активных боевых действий не велось. Можно проверить статистику: за последние три года там даже сто погибших не наберется. Гибло, может быть, десять человек в год — причем это статистика, которую предоставляет ЛНР. 





По данным Комиссии ООН по правам человека, количество жертв среди мирных жителей Донбасса неуклонно снижалось все последние годы. В 2019 году оно составило 27 человек, в 2020 — 26, а в 2021 — 18. Причем это общее количество с обеих сторон. ДНР и ЛНР в 2021 году со своей стороны насчитали только 8 жертв среди гражданских. 




Тут жизнь потихоньку начала налаживаться. Да, не так хорошо как когда-то, но в целом неплохо. Были адекватные цены, начали чуть-чуть подниматься зарплаты, появилась работа. Было нормально, спокойно, ничего не предвещало. 

 

Все это нагнетание было чисто со стороны России и ЛДНР. Никакой угрозы со стороны Украины не было совершенно. Украина не собиралась насильственно забирать эти территории — это не входило в ее интересы. Но они пытались раздувать все это, что там какая-то сумасшедшая угроза. У них полигоны по всему городу, так они там начинали свои стрельбища, чтобы создать впечатление, что Украина наступает. 

 

Незадолго до войны началась эвакуация, но многие ее не восприняли всерьез. А я когда понял, что произойдет квазипризнание, сразу понял, что будет большая война. Многие люди, не стану отрицать, радовались, что Россия признала нас — хотя по факту это квазипризнание уже давно было. 

 

С паспортом непризнанной территории нельзя пересекать границу. А жители ЛНР почти сразу пересекать ее могли. И валюта тут рубль. Это такой смешной спектакль. Но когда признание случилось, я понял, что не смешно. Все радуются — а я думаю: «З*****ь, конечно, сейчас порадуемся вместе б***ь».

 

 

О массовой мобилизации‎ 

Они выдумали мнимую угрозу и 19 февраля началась мобилизация. Людей на улицах хватали очень массово, порой снимали с автобусов. Я тогда еще не успел уволиться — и реально рисковал, было страшно. 

 

Отца моего забрали еще до 24 февраля. Причем я был в шоке от того, как именно его мобилизовали. По домам ходили просто какие-то преступники, головорезы в балаклавах, и гребли всех.

 

Военные, занимающиеся насильственной мобилизацией. Фото предоставлены героем.

 

Когда они в августе поняли, что ЛНР якобы не справляется с планом России по насильственной мобилизации, направили сюда ФСБшников. Чтобы активнее мобилизовать. Объявили новую волну мобилизации.

 

Ребят хватают на улицах. Недавно вот слышал, что не успели спрятать двух студентов из моего университета. Хотя по закону у них должна быть отсрочка. Но риск есть в любых обстоятельствах, потому что занимаются этим неадекватные головорезы. 

 

Это п****ц. Военные ездят по городу на «Уралах», не соблюдая никаких правил — просто убийцы натуральные. С их участием постоянно случаются аварии. Отношение к местным жителям у них свинское. Большая часть это россияне, наших ребят кидают умирать на фронт, относятся к ним как к расходному материалу. 

 

Из-за военных, которых тут очень много, выросла преступность. Много насильственных преступлений, периодически насилуют девушек. Полиция делает вид, что что-то расследует — но все это сомнительно. 

 

Первое время мобилизованных вообще не обучали. Просто кидали, делайте что хотите. Они как щит для российской армии. Их кидают вперед, чтобы узнать, откуда стреляют. А потом российская армия третьей линией куда-то там двигается. Это п****ц. Очень много ребят забрали: молодых и не очень. Их отправляли в самые горячие точки.

 

Моего одногруппника забрали. Отца больше нет в живых. Соседа по улице больше нет в живых. Одноклассника больше нет в живых. Их просто бросили, как расходный материал. Это настоящий геноцид. 

 

Многие боятся выходить, особенно когда начинается волна мобилизации. Работа сейчас есть, но страшно. Люди пытаются взять справки, чтобы иметь хоть какую-то условную бронь. У кого есть деньги, могут откупиться — но не всегда срабатывает. Поэтому и отправили сюда спецподразделения из России. До этого «откуп» стоил сто тысяч рублей, сейчас непонятно. 

 

Тут не было никакого геноцида — он начался с приходом России. Очень многих мужчин уже нет в живых. Когда мать ездила на опознание в похоронное агентство, она говорила, что ребят, которых в августе забрали, сейчас хоронят тысячами, гробов не хватает. Это реальный геноцид, и я не знаю, что с этим делать.

 

 

О жизни после начала войны

Цены выросли очень жестко: стали как в Москве, если не выше. Из-за того, что тут военные из России живут, сумасшедше выросли и цены на недвижимость. У них ведь зарплаты под двести тысяч. 

 

Россия сейчас делает вид, что благоустраивает регион. Но вот допустим, сюда поставили автобусы. Как было бы правильно сделать? Дать местным работу, чтобы те зарабатывали деньги. Но нет, они прислали сюда своих водителей, которые получают хорошие деньги, больше, чем получали бы в России. И все. Причем автобусы сомнительного качества. 

 

Ввели охрану в школах: теперь у каждой школы по вооруженному охраннику. И для этого тоже прислали людей из России, причем рандомных. Какие-то алкаши, которым в России работы не нашлось, тут получают по двести тысяч, стоя на охране. Вот так действует Россия. 

 

Правительство ЛНР вообще делает вид, что ничего не происходит — запустили очную форму обучения в школах и университетах. Правда, сейчас сумасшедшая заболеваемость, так что некоторые школы начали переводить на дистанционку. 

 

Само собой, происходят очень жесткие блокировки интернета. Все, что с доменом .ua заблокировано. Инстаграм заблокирован, как и в России. Заблокированы многие сайты с фильмами и книгами. Даже Google. Просто пытаются создать Северную Корею. 

 

Люди разочарованы. Те, кто считал, что Россия тут навсегда, уже так не думают. Многие ждут Украину.

 

 

О настроениях

У многих тут была двоякая позиция: этакое двоемыслие из Оруэлла. Что вот местные власти — они г****ы и воры, и вообще достали. Все ведь у нас знают о случаях, когда Россия привозила гуманитарку, а ее потом продавали на рынках и в магазинах. 

 

Но люди просто не видят, что по сути ЛНР и ДНР — это колонии России. Глава так называемой ЛНР даже является членом партии «Единая Россия». 

 

Если бы Россия не оказала свою так называемую «помощь», никогда бы не было таких республик. Хорошее подтверждение — это попытки организовать ХНР в Харьковской области, которые провалились, потому что Россия туда не влила своих ресурсов. 

 

Сейчас настроения довольно тревожные. Люди боятся, но все же понимают: скорее всего тут будет Украина. Боятся отчасти потому, что в агонии Россия может сделать мобилизацию еще более неадекватной — еще массовее начнет хватать людей. 

 

Люди разочаровались в России и «русском мире». Презрение и ненависть можно встретить даже среди тех, кто когда-то это активно поддерживал. Они поняли, что Россия провалила все, что планировала — и с позором уходит, бросая наших ребят против украинской подготовленной армии. Ребят, которых набрали с улиц.

 

Военные «мобилизуют» молодого человека, ехавшего в маршрутке. Источник фото: Скриншот из присланного героем видео. 

 

Очень медленно к людям приходит осознание, что Россия просто пользовалась этой территорией. Вывозила заводы, кидала наших ребят умирать. И все. Так называемая «помощь» на этом заканчивается — и никогда она н***й была не нужна. 

 

Большинство людей уже не верит, что Россия останется — и не сильно хотят этого. Некоторые, кто как-то сотрудничал с местной властью, боятся, что их будут считать коллаборантами. Многие ведь получали паспорта России просто от безысходности — потому что это давало хоть какой-то шанс выбраться отсюда.

 

 

О собственном отношении к Украине

России нужна была территория, вот и все — и это отвратительно. Я буду рад возвращению Украины, отношусь к ней с уважением. Очень хотелось бы, чтобы это произошло бескровно. Как сейчас бегут российские войска из городов Харьковской области, чтобы это было также. 

 

Я живу с документом, с которым нельзя поехать никуда, кроме России. Живу на территории, у которой нет никакого будущего. Где молодых парней забирают умирать. Не знаю, что может быть хуже этого. 

 

Хотелось бы просто вернуться в состав Украины. Да, там будет кризис из-за войны и тяжелые времена. Но по крайней мере паспорт украинца — это, грубо говоря, паспорт мирового жителя. Весь мир будет помогать Украине. 

 

Решение о войне — это самая большая глупость, которую мог совершить президент России. Они могли исправить ошибки 2014 года, могли укрепить эту территорию, усилить ее экономически. Если бы все потраченные на войну деньги Россия пустила на развитие ЛДНР, соседние области позавидовали бы. Но Россия так не умеет. 

 

Россия — это разрушенный Грозный, разрушенная Сирия. Это очень печально. Можно было хотя бы влить ресурсы в благое дело, но Россия не умеет так. Поэтому не хотелось бы, чтобы она тут была. Ничего хорошего это не сулит.

 

 

О мобилизации в РФ 

Жителей самопровозглашенных ЛДНР в России и так очень сильно не любят, потому что сюда вливаются деньги и военные. А теперь, после последних новостей, люди и вовсе опасаются, что присланные из России для мобилизации местных военные станут еще ожесточеннее и озлобленнее. Мол, у нас мобилизация — а вы идите воюйте в первую очередь. 

 

У них и до этого было такое отношение. А сейчас боюсь представить, что может быть. Просто ужасно.

Поделиться

Нет комментариев.

26/09/2022 13:00
3767 0

Уведомление