«У меня есть огромная мечта, о которой я думаю каждый день — почувствовать себя дома»

Истории казахстанских сирот — о нелегком детстве, очереди на жилье и надеждах на будущее


07/06/2023
15:20 5970 0

В апреле 2023 года Антикор обнаружил документы на 14 квартир у главного бухгалтера отдела образования Талдыкоргана. Эта история вызвала возмущение у казахстанцев — и прозвучала особенно цинично на фоне того, что сироты во многих регионах Казахстана вынуждены годами ждать очереди на собственное жилье. 

 

Жилье для детей сирот есть, но выпускать его из рук чиновники не хотят — заявила в конце апреля мажилисвумен Ирина Смирнова. 

 

Она привела в качестве примера ситуацию с обнаружением полутора тысяч квартир в Петропавловске и выявлением фактов незаконного распределения жилья. Смирнова отметила, что в очереди по всему Казахстану сейчас находятся более 60 тысяч сирот. 

 

По подсчетам Masa, последний человек из очереди на получение жилья в Костанае получит жилье в лучшем случае через 80 лет. В мае этого года в городской очереди состояли 5582 человека. При этом за 2022 год акимат города выдал сиротам 69 квартир.

 

Поговорили с казахстанскими сиротами о трудностях, через которые они прошли — и о надеждах на будущее

 

 

Мухтар из Костаная

О детстве в школе-интернате

Я родился 20 августа 1988 года. Отец рано погиб в автокатастрофе, мне тогда было 6 лет, а моя мама начала злоупотреблять алкоголем и перестала заботиться обо мне и моих сестрах. Тогда ее лишили родительских прав.

 

В 1996 году меня распределили в школу-интернат № 2 для детей-сирот в Костанае. Сначала жить было непривычно — в интернате свои правила и все по режиму. До девятого класса всегда хотелось кушать. Нас часто наказывали за то, что не выучили уроки — могли оставить без ужина, дать только хлеб и воду. Только это меня и не устраивало в интернате.

 

Воскресенья я не любил: было очень скучно, время тянулось медленно. С класса 5-6 стало веселее, время побежало быстрее. Было по 6 уроков, больше ответственности, мне начали доверять и я старался не подводить воспитателей и руководство. Иногда даже мог помыть коридоры, подежурить на вахте.

 

Благодаря этому, на выпускном кто-то из работников предложил администрации оставить меня еще на год. Но заместительница по воспитательной работе, Екатерина Андреевна, не разрешила.

 

 

Об условиях жизни сейчас

Сейчас я работаю мастером по химчистке мебели. Снимаю комнату с соседом у хозяйки за 35 тысяч тенге, плюс еще коммунальные услуги. На аренду квартиры всего уходит около 50,000 тенге. Еще и цены на еду сильно выросли, так что денег на жилье хватает не всегда. Но никто мне не поможет, ведь у нас, детей-сирот, нет родителей. Мы выкручиваемся как можем.

 

В комнате есть диван, телевизор и кровать соседа по комнате. В таких условиях жить очень сложно — ведь время от времени хочется побыть одному, а это не всегда возможно. И лечь спать пораньше не получается, если желания расходятся с соседом. Например, я хочу спать, а он смотрит телевизор. Также я не могу пригласить друзей или девушку, так как если приводить посторонних, то меня попросят освободить жилье.

 

А если сосед съехал, то совсем тяжело — надо искать нового или платить за аренду больше. Хозяйке все равно, она не заморачивается.

 

 

Об очереди на жилье

О том, что надо вставать в очередь на жилье, я не знал, мне никто об этом не говорил. В 2009 году появился закон, по которому учреждения для детей-сирот должны были ставить их на очередь, но я к тому времени уже выпустился. В 2008 году я получил образование плотника-столяра и покинул дом юношества.

 

Позже мне сообщил об этом совершенно посторонний человек. Я у него снимал комнату, и он сказал мне: «Либо ты встаешь в очередь, либо съезжаешь от меня».

 

В очереди я нахожусь с 2011 года, тогда я был 3169-ым по счету. В 2014 году сирот перевели на отдельную очередь, там я стал 534-ым. На январь 2023 года я являлся 278-ым — и это спустя тринадцать лет ожидания.

 

 

О своем недовольстве системой

Почему многодетным государство помогает, а сиротам нет? Просто одни вышли на митинг, потребовали — и им дают. А мы молчим и мы не нужны никому.

 

В распределении жилья есть своя квота — 20% отдают детям-сиротам, остальное для других категорий. По моему опыту, в Костанае выдают 38-40 квартир в год.

 


 

Наша редакция обратилась в акимат Костанайской области, попросив чиновников прокомментировать выдачу жилья сиротам и ситуацию Мухтара в частности. 

 

Нам ответили, что в 2022 году дети-сироты получили 69 жилищ — а за 4 месяца 2023 года им было выдано 43 жилища. При этом, по данным акимата, сейчас в Костанайской области в очереди на жилье состоят 5582 человека из категории детей-сирот. 

 

Чиновники не уточнили скорость получения жилья Мухтаром — но отметили, что в целом скорость зависит от темпа строительства и освобождения арендного жилья. 

 

По нашим подсчетам, Мухтару придется ждать собственного жилья еще от 4 до 7 лет. А вот самый последний человек, находящийся в очереди, даже при самых оптимистичных подсчетах прождет около 80 лет. 

 


 

 

О своей мечте

Каждый день я живу в страхе, что хозяйка решит повысить аренду или вовсе выгнать меня. Так как самое главное в жизни человека — это крыша над головой, у меня есть огромная мечта, о которой я думаю каждый день. Почувствовать себя дома.

 

 

Елена из Алматы

О детстве в детском доме

Я родилась в 1984 году в городе Есиль. Была третьим ребенком в семье, через пять лет родилась младшая сестренка. В 1996 году у нашей мамы обнаружили третью стадию туберкулеза — ее положили в больницу, а нас с сестренкой оформили в Есильский детский дом. Старших сестер не оформили: одна была уже взрослая, а другой было 14 лет.

 

Ничего плохого сказать про Есильский детский дом не могу, нам там жилось хорошо. У нас было свое подсобное хозяйство и нас приучали к труду. Директор, господин Анатолий Юрьевич, действительно старался делать все для детей — мы выходили в город и общались, нам рассказывали о жизни, об этике, о законах, мы учились поступать правильно.

 

Перед выпуском нас на два года вперед собирали — полностью одели и обули, дали карточку с деньгами. Хотя я ехала в институт на все готовое: бесплатное проживание и питание — еще и стипендию получала. В нашем детском доме было так, не знаю как в других. 

 

Я слышала, что раньше эти деньги у детей просто забирали — даже не знаю куда они девались. Некоторых детей-сирот выпускают просто на улицу, такое происходит и по сей день.

 

 

Об условиях жизни сейчас

Меня направили в Алматы на учебу в подготовительное отделение для детей-сирот для дальнейшего поступления в институт. В городе я и осталась. В Есиль мне возвращаться было не к кому, близких отношений нет. Родственников много, но я с ними не общалась, так как росла в детском доме.

 

Сейчас я живу в квартире в частном доме, которую снимаю и оплачиваю с декретных — раньше оплачивала ее с зарплаты. Условия хорошие: у нас есть горячая вода, а у старшего сына своя отдельная комната. Но платить дорого — и туалет у нас на улице.

 

 

Об ограничениях из-за отсутствия жилья

Основная проблема из-за отсутствия собственного жилья — это отсутствие прописки. Она важна для поддержания своей очереди на получение собственного жилья. На данный момент я прописана у отца старшего сына, а он периодически угрожает меня выписать, особенно если с кем-то начинаю встречаться. 

 

Еле-еле договорилась, чтобы он меня прописал. Несколько раз мне приходилось платить штраф за отсутствие прописки, потому что он прописывает и выписывает по собственному желанию. А платная прописка стоит дорого.

 

Большая часть денег, почти 80%, уходит на проживание в более-менее нормальных условиях. Поэтому я не могу позволить себе нанять няню младшему сыну, чтобы куда-то самостоятельно выходить. Я даже разрешить себе родить ребенка не могла все эти годы из-за финансов — родила когда был уже край.

 

До этого, у меня был единственный сын, которого я родила в 22 года. Тогда был большой скандал: меня заставляли делать аборт, выгоняли из дома. Я беременная должна была уходить на улицу, потому что вернуться мне было не к кому, родителей у меня нет.

 

Порой не могу позволить себе элементарные вещи. Продукты беру в рассрочку в Jusan или Kaspi Red. Только самое необходимое.

 

 

Об очереди на жилье

Все письменные ответы акимата сводятся к тому, что мы получим жилье в порядке очереди. При этом я только в 2012 году смогла встать в очередь на жилье, потому что у меня не было прописки, а она должна быть не менее пяти лет. 

 

Получается, я еще ждала чтобы прошло это время с получения прописки. А потом меня еще в течение года ставили на очередь — я несколько раз приходила в департамент жилья города Алматы.

 

По документам что-то срывается. С 2015 по 2016 год общая очередь продвинулась на более чем 1800 человек, а моя всего лишь на 85. Мне дали сведения за все другие годы, но именно за этот период данных нет!

 

А вообще, из моего выпуска 2003 года мало кто знал о том, что им положено вставать в очередь на жилье. До 29 лет в очередь встали немногие — из моего класса, по-моему, всего 2-3 человека помимо меня. Этот вопрос либо не освещался, либо у них были проблемы с документами. 

 

Хотелось бы, чтобы вопросы, касающиеся помощи детям-сиротам — будь то жилье или выделение финансов — освещались более широко, чтобы сироты были в курсе.

 

 

О привязке к одной локации по прописке

Мы, кто стоит в очереди на жилье, не можем переезжать, чтобы не потерять [место в очереди]. У нас должна быть постоянная прописка. Впрочем, бывают у нас в Казахстане [люди], кто прописан в одном месте, стоит там в очереди — а гуляет по всей стране.

 

У меня никогда не было желания переехать — но такая проблема была у моей сестренки. Она не могла переехать из Кокшетау поближе в Алматы, чтобы я могла сидеть с ее детьми например. Так бы она потеряла свое жилье. Сейчас она уже получила квартиру по своей очереди, но у нее там двое детей и она привязана, не может переехать ко мне.

 

 

О планах на будущее и мечтах

Переезды с одной локации в другую вымотали меня — как морально, так и материально. После получения собственного жилья я отдохну от переездов и смогу наконец-то сама распоряжаться своими финансами. Помимо этого, я смогу определиться со своей деятельностью и устроить ребенка в садик по одному местоположению. 

 

Сейчас я могу его устроить — а потом придется переезжать, ведь неизвестно где выдадут квартиру. Тоже самое касается и работы. 

 

У меня также появятся свободные деньги на заполнение холодильника, на няню для младшего ребенка. Так я смогу выйти на работу, честно зарабатывать на проживание и не жить впроголодь. Смогу обустроить свой быт так, как мне удобно — и мое финансовое состояние улучшится на 80%.

 

Потом я хочу заняться творчеством. У меня сейчас на стадии открытия магазин с пледами и подушками ручной работы. Хочу писать небольшие рассказы. В детском доме я сочиняла стихи и была редактором нашей газеты. А с выживанием все это потеряло значение, ушло на задний план.

 

 

Виталий из Щучинска

О своем детстве

Мое детство прошло не так сладко, как у большинства граждан нашего государства. Родился я в семье из пяти человек: мать, отец, два старших брата и я, самый младший. Сколько я себя помню, родители всегда выпивали, и чем старше я становился, тем сильнее они пили.

 

Отец, по-пьяни, часто избивал мать до синяков. Из-за этого я убегал из дома ночевать к тете или бабушке. Бывало и так, что отец выгонял меня с мамой на улицу в зимний мороз. Когда я болел, температурил, мать снимала с себя последнюю кофточку, чтобы согреть меня. Однажды отец избил меня шнуром от утюга за одну двойку в школе.

 

В возрасте 10-12 лет, прямо на моих глазах, мама в состоянии алкогольного опьянения ткнула сзади ножом в правую лопатку отца. У нас тогда даже телефонов не было, чтобы вызвать скорую. Я сидел, плакал, и слушал как хрипит отец. От соседей вызвали скорую — и его спасли.

 

Братья, которые были от другого отца, в основном жили своей жизнью, проводили ее на улице с друзьями. Мне они ни в чем не помогали. Повзрослев, они тоже спились. Когда отец был в командировке, мать пропадала неделями у своих дружков. Мне приходилось самому вести все дела по дому и готовить себе кушать.

 

Ходить и просить у кого-то помощи мне попросту было стыдно. К счастью, у меня были друзья, которые приходили и помогали мне в разных делах. Когда продуктов дома не было, я ходил кушать к бабушке с дедушкой или к тёте. Иногда кушал у друзей. В школу ходил в том, что есть. Временами дедушка с бабушкой покупали что-нибудь к школе.

 

В седьмом классе меня отправили в «детский оздоровительный центр» на один год, своего рода интернат. После этого родителей лишили родительских прав — и чтобы меня не отправили в детский дом, тётя меня усыновила.

 

Хорошего было очень мало, даже к примеру вспомнить ничего не могу.

 

 

Об условиях жизни сейчас

На данный момент я живу в доме старшего брата. Он ему достался по наследству от родной бабушки по отцовской линии. Дом после пожара, в очень плохом состоянии. Мы с братом договорились, что жить я буду бесплатно, но при этом займусь ремонтом. Процесс медленный, ремонтирую мало, так как не всегда хватает денег даже на мешок цемента.

 

Дом очень холодный — при сильном ветре ощутимо продувает. За одну зиму уходит не менее десяти тонн угля, чтобы просто было тепло. Печка не водяная, плохо греет, тепло сильно уходит. Стены сырые, вздуваются, в них много трещин, начинают по чуть-чуть осыпаться. Из-за сырости в доме часто бегают мокрицы, стараюсь их травить. Летом, во время дождя, в некоторых местах вода протекает и капает в дом. Но точно сказать тяжело, прошлой осенью крышу подлатали. Вторую половину зимы я сижу на электрическом отоплении, так живу и по сей день. За свет выходит около 20 тысяч тенге в месяц.

 

 

Об ограничениях из-за отсутствия жилья

Человек без собственного жилья много в чём ограничен. Почти все в жизни упирается в собственное жильё. Когда арендуешь — это как жить не по своим правилам.

 

Все, что бы ты ни хотел сделать в чужом доме, в итоге делается не для тебя и тебе это попросту не достанется. Например, я бы хотел поставить дома беседку, чтобы свободное время проводить там. Но без разрешения хозяина я это сделать не смогу. А если хозяин разрешит, то на момент переезда я не смогу забрать её с собой, ведь мне просто некуда. 

 

Да и семью я создать не могу, потому что не хочу чтобы мои дети жили в таких условиях как я: «Без пяти минут на улице». Хотелось бы иметь собственное гнездышко и жить полноценной жизнью.

 

 

Об обращении в акимат

Ходил в акимат в прошлом году, узнавал почему очередь не продвигается. Там мне ответили, что в городе жилые дома не строятся, и неизвестно когда будут. В этом году строят дома, но, насколько мне известно, это все делают частники. Поэтому вряд ли кому-то достанется.

 

А ещё сказали, что чем в очереди стоять, ждать, надеяться, проще взять себе жильё в ипотеку. Но о какой ипотеке может идти речь, если вся зарплата уходит просто на поддержание жизни.

 

 

О планах на будущее

Когда у меня появится собственное жилье, я хочу создать полноценную семью.

 

Моя единственная мечта — улучшить свою жизнь и улучшить своё семейное гнёздышко. Это мечта многих людей, которые ждут и надеются, что государство не проявит равнодушие в нашу сторону.

 

У меня никогда не было собственного жилья, поэтому я не знаю как я вижу свою жизнь после его получения. Я могу предположить многое, но по факту все может быть иначе. Я думаю мне было бы намного приятнее и комфортнее жить в своём доме, нежели в чужом. 

 

Собственный дом — это своего рода маленькая страна, со своими небольшими законами, которые должны соблюдать все ее жильцы и посетители. Будь у меня свой дом, я был бы уверен в завтрашнем дне.

 

Раньше у меня была мечта. Но, к сожалению, она рухнула и никогда в жизни её больше не исполнить.

 

Сейчас просто хочется жить полноценной жизнью: дом, семью, машину, собачку завести, да и чтобы все здоровы были. Дружно ездить на природу временами, путешествовать вместе во время отпуска и наслаждаться жизнью.

Поделиться

Нет комментариев.

07/06/2023 15:20
5970 0

Уведомление