С Январских событий прошел год: Что за это время сделали власти Казахстана

Проведено ли расследование и какова официальная версия


04/01/2023
10:03 1912 0

Чуть больше года назад, 2 января, в Жанаозене начались протесты из-за повышения цен на сжиженный газ. Жители других городов, желая поддержать жанаозенцев, начали также выходить на улицы — и к 4 января протесты охватили всю страну.

 

Силовики, изначально встретившие мирных протестующих слезоточивым газом и дубинками, к вечеру 5 января практически потеряли контроль над Алматы — а протесты переросли в массовые беспорядки, нанесшие городу значительный ущерб. Все это сопровождалось странным поведением КНБ, отступившим из ключевых государственных объектов.

 

В итоге власти, обвинившие в произошедшем неких «террористов», решили обратиться за помощью к ОДКБ. От начавшейся в дальнейшем антитеррористической операции пострадали далеко не только «террористы и мародеры»: погибли десятки мирных жителей, в том числе дети.

 

Президент Токаев, анонсировавший в дальнейшем рождение «Нового Казахстана», обещал, что Январские события будут тщательно расследованы. 

 

Рассказываем, чем весь год занимались власти — и наказали ли тех, кто стрелял по невинным людям.

 

 

Официальная версия произошедшего

В ходе Январских событий власти неоднократно упоминали некое «иностранное вмешательство» в протесты, а также завели уголовные дела о «государственной измене» и «насильственном захвате власти» против нескольких высокопоставленных чиновников, включая экс-главу КНБ Карима Масимова. 

 

У меня нет никаких сомнений, что это была террористическая атака. Хорошо организованный и подготовленный акт агрессии против Казахстана с участием иностранных боевиков преимущественно из центральноазиатских стран, включая Афганистан. Там также были боевики из Ближнего Востока,говорил Токаев 10 января в ходе переговоров с президентом Европейского Совета Шарлем Мишелем. 

 

Чуть позже, в интервью телеканалу «Хабар», президент заявил, что произошедшее было «целостной» и «тщательно спланированной операцией». Также он пояснил, что аэропорт Алматы был захвачен с целью обеспечения прохода в мегаполис «подготовленным боевикам» из «одного центральноазиатского города». 

 

На смену мирным демонстрантам пришли молодые люди, которые просто хулиганили, кидались на полицейские щиты и прочее. Затем пришла третья волна — это уже мародеры, причем их было очень много, убийцы, насильники. Но самое главное — ими руководили профессиональные боевики, которые прошли подготовку, хорошо ориентировались на местности, — рассказывал глава государства, подчеркивая при этом, что бандиты находились под воздействием наркотических веществ. 

 

Несмотря на все эти заявления, за прошедший год власти так и не раскрыли подробности и цели предполагаемого «иностранного вмешательства» в дела Казахстана. Не рассказали они также никаких деталей и о целях неких «террористов», предположительно атаковавших Алматы. 

 

Иностранных граждан в итоге, по данным прокуратуры, оказалось всего 19 человек, причем дела против них изначально были заведены по статье «Кража». Позже в ведомстве сообщили, что среди 46 лиц, привлекаемых за «терроризм и экстремизм», есть граждане других государств — однако не уточнили их точное количество. 

 

В целом, по данным Генеральной прокуратуры, по делам, связанным с Январскими событиями, к концу декабря было осуждено 1 249 человек. Приговоры, связанные с лишением свободы, получили только 160 из них. Более того, вступила в действие объявленная властями амнистия: под нее уже попали 1 086 лиц. Для большинства осужденных — 981 человека — амнистия означает только сокращение срока наказания, а не полное освобождение от него. 

 

Токаев, открывая в декабре монумент жертвам Январских событий, похвалил действия силовых органов.

 


Источник фото: akorda.kz

 

Правоохранительные и специальные органы провели колоссальную работу. Ход расследования обсуждался в парламенте с участием депутатов, представителей Генеральной прокуратуры, юридического сообщества. Огромный вклад во всестороннее рассмотрение обстоятельств тех дней и оказание правовой помощи задержанным внесли общественные комиссии, в состав которых вошли авторитетные правозащитники нашей страны. Все это позволило восстановить объективную картину произошедшего, — отметил он, выступая в основном перед высокопоставленными чиновниками. 

 

Родственники погибших на открытие мемориала приглашены не были.

 

На упоминаемом Токаевым обсуждении в парламенте детали «организации» Январских событий не обговаривались: даже дела против высокопоставленных силовиков были упомянуты без подробностей. 

 

Руководитель комиссии по расследованию «январских беспорядков» «Ақиқат» Айман Умарова, выступая на заседании, обвинила в произошедшем некие «профессионально подготовленные группы», к которым был причастны «сотрудники специальных служб» и «криминалитет» — однако также не раскрыла никаких деталей своих заявлений.

 

Вполне возможно, что в начале 2023 года власти наконец представят официальную версию событий. В конце декабря депутаты Мажилиса потребовали от генерального прокурора Берика Асылова полный отчет о проделанной работе — и спикер Ерлан Кошанов поручил аппарату организовать соответствующую встречу. 

 

 

Засекреченные уголовные дела против видных силовиков

Почти сразу же после начала Январских событий появилась информация о том, что силовики по всей стране оставили несколько ключевых объектов без охраны. В их числе, в частности, назывался аэропорт Алматы, а также несколько департаментов КНБ в разных областях. Позже генеральная прокуратура подтвердила эти факты. 

 

8 января бывший глава КНБ Карим Масимов был водворен в следственный изолятор по обвинению в «Государственной измене» и «Насильственном захвате власти». К марту стало известно, что КНБ ведет в общей сложности 15 подобных дел — помимо Масимова, под стражу были также взяты три его заместителя. 

 

Все эти дела были засекречены, поэтому понять, как именно экс-глава КНБ связан с Январскими событиями, не представляется возможным. 

 

Так как это полностью закрытый суд, мы не будем знать, какое ему было предъявлено обвинение, как он защищался, насколько этот процесс был объективным и полным. И понятно, что когда дело под грифом «секретно», мы не можем говорить, действительно ли он виновен и действительно ли оглашенный приговор является достаточным, заявляла правозащитница Бахытжан Торегожина в интервью журналисту Вадиму Борейко. 

 

 

Сотни задержанных и огромное количество жалоб на пытки

Уже 9 января, когда ситуация в стране в значительной степени успокоилась, в МВД заявили о задержании 5 969 человек. В тот же день государственные телеканалы обнародовали видео, на котором мужчина с синяками на лице признается в том, что приехал в Алматы для участия в беспорядках ради «90 тысяч тенге». 

 


Коллаж: bulak.kg

 

Им оказался известный кыргызстанский джазмен Викрам Рузахунов. Поднявшееся в обществе возмущение вынудило полицию отпустить музыканта на свободу — и в дальнейшем он рассказал, что за время нахождения под стражей ему сломали ребра и повредили легкое. При этом Рузахунов заявил, что никто из правоохранительных органов Казахстана ни разу не проверил его личность, хотя на допросах он повторял, а на пытках кричал, что является известным музыкантом. 

 



ЧИТАТЬ ПО ТЕМЕ:
«Давай ты скажешь, что тебя избили военные»: Викрам Рузахунов о деле по факту пыток, отношении к Казахстану и правозащите


 

По данным Казахстанского международного бюро по правам человека (КМБПЧ), всего через силовые органы в связи с Январскими событиями прошли более 10 тысяч человек — большинство из них были в дальнейшем отпущены. Сотни из них, тем не менее, оставили под стражей по подозрению в совершении различных преступлений. Права всех этих людей, по сообщениям как казахстанских, так и международных правозащитников, регулярно нарушались. 

 

Согласно аналитическому отчету КМБПЧ, 63% задержаний проводились с применением силы. Невозможно при этом понять, насколько это было обоснованно: 90% случаев не фиксировались на видео. При задержании большинству граждан не разъясняли причины ареста и их права, в дальнейшем не позволяли связаться с адвокатом, затягивали оформление протокола на сроки, превышающие отведенные законом. 

 

Организация Human Rights Watch сообщала о многочисленных случаях «произвольных» задержаний, а также об избиениях и пытках задержанных электрошокером. 

 

Издание Власть рассказывало истории более чем десятка активистов и просто случайных прохожих, подвергнувшихся жестокому обращению и пыткам. В Алматинской области более 20 задержанных и вовсе пытали раскаленным утюгом. 

 

В некоторых случаях полиция забирала граждан с огнестрельными ранениями прямо из больницы и помещала их под стражу. Именно в такую ситуацию попал Косай Маханбаев, утверждающий, что никаких подтверждений его участия в беспорядках нет — и он наоборот 4 января «защищал полицейских на площади перед акиматом».

 

И вот мы в этой холодной камере, как на улице, лежали семь дней. Нас не кормили три дня, мы там были без матрасов, без одеял, без ничего на полу <...> Заходят там каждые 15 минут, бьют, издеваются, ночью не дают спать. Морально, психологически давят: говорят, вот, мол, вы там террористы, вы насильники,рассказывал Маханбаев о том, как полиция обращалась с ранеными, взятыми под стражу из больницы. 

 

Иск о пытках, поданный по заявлению Маханбаева, прокуратура Алматы в итоге закрыла. Адвокат потерпевшего Айнара Айдарханова заявила, что в деле даже не было подозреваемых — хотя потерпевший опознал полицейских, применявших по отношению к нему силу. Также она отметила, что следственные действия по иску ограничились допросом, на котором полицейские отвергли свое участие в пытках. 

 

Всего от недозволенных методов следствия, по данным генпрокуратуры, погибло шесть человек. При этом, как сообщает Радио Азаттык, сотни граждан по всей стране сообщали о применении к ним пыток — и в целом против силовиков было возбуждено более 200 уголовных дел. 

 

Однако 80% из находящихся в ведении Антикорупционной службы дел о пытках, по словам омбудсмена Эльвиры Азимовой, были в итоге прекращены. По данным на ноябрь, только 29 сотрудников правоохранительных и специальных органов находятся под подозрением в совершении пыток. 

 

 

Расследование гибели граждан во время режима ЧП

Согласно официальным данным, всего в ходе Январских событий погибло 238 человек — причем 219 из них были гражданскими лицами. Некоторые из погибших, как выяснилось позже, даже не имели отношения к протестам: они были случайными прохожими, по какой-то причине не знавшими о введении режима ЧП или недооценившими его опасность. 

 


Источник фото: @accio_adventure

 

Международная организация Human Rights Watch зафиксировала как минимум четыре случая, когда силовики открывали огонь по протестующим без явных на то оснований — и насчитала как минимум 10 погибших. Самый известный из этих эпизодов произошел вечером 6 января на площади Независимости. Силовики, предположительно, открыли огонь боевыми патронами по людям, державшим в руках плакат «Мы простой народ, мы не террористы!». Добиться официального расследования этого случая до сих пор не удалось

 



ЧИТАТЬ ПО ТЕМЕ:
«На площади не было ни полиции, ни чиновников»: Алматинка рассказала о смерти мирного митингующего


 

Как отметили эксперты ООН, ситуации «неограниченного применения силы» стали прямым следствием указания Касым-Жомарта Токаева «стрелять на поражение без предупреждения», о котором он публично объявил 7 января. В организации подчеркнули, что применение смертоносного оружия допустимо только в случае самозащиты и только тогда, когда исчерпаны все другие методы

 

Генеральная прокуратура заявляет, что властям на данный момент известны обстоятельства смерти всех гражданских, погибших во время Январских событий. Тем не менее заместитель генерального прокурора Тимур Ташимбаев на пресс-конференции отказался говорить, от чьих именно пуль погибли мирные граждане. 

 

В целом, по данным ведомства, только 67 из 219 гражданских лиц признаны подозреваемыми в участии в массовых беспорядках. Еще 142 названы нарушителями режима ЧП, причем 22 из них случайно попали под обстрел или погибли в ДТП. По факту смертей всех этих граждан в производстве находятся лишь 12 дел, а еще два дела уже были направлены в суд. 

 

Независимые эксперты и правозащитники отмечают, что бюрократия и круговая порука мешает эффективно расследовать дела о смертях во время Январских событий. Правозащитница Бахытжан Торегожина заявляла, что существует «корпоративная солидарность между следствием, прокуратурой, судами и властями» — и все вместе они пытаются «заволокитить и забюрократить» расследования.

 

Есть факты волокиты: когда дела, связанные с огнестрельными ранениями, они, так скажем, болтаются между ведомствами. Некоторые дела отправляют в генеральную прокуратуру, оттуда в другой правоохранительный орган. И вот весь этот период времени, пока дело ходит между соответствующими органами, по нему не проводятся процессуальные действия, доказательства утрачиваются, люди, чьи родственники стали жертвами огнестрельного оружия, страдают, — рассказывал о ходе процессов Данияр Канафин, юрист общественного фонда «Кантар». 

 

Проблемы возникают даже в самых громких случаях: к примеру в делах о погибших детях. Так, дело о гибели 12-летнего Султана Кылышбека, застреленного вечером 5 января в Алматы недалеко от управления полиции Ауэзовского района, было в итоге закрыто из-за «невозможности установить виновного». Мать ребенка считает, что следователям «невыгодно прозрачное и справедливое расследование», и что они, возможно, «что-то скрывают». 

 

Семья 4-летней Айкоркем Мелдехан, погибшей во время обстрела автомобиля 7 января, летом была вынуждена покинуть Казахстан: отец заявлял, что к нему неоднократно приходили с угрозами сотрудники КНБ из-за его активной гражданской позиции. Подтвержденных данных о продолжении расследования редакции найти не удалось. 

Поделиться

Нет комментариев.

04/01/2023 10:03
1912 0

Уведомление