«Давай ты скажешь, что тебя избили военные»: Викрам Рузахунов о деле по факту пыток, отношении к Казахстану и правозащите

История джазмена из Кыргызстана, которого задержали во время январских событий


24/08/2022
16:40 2744 0

Иллюстрация: Портрет Викрама Рузахунова, проект «Красное солнце», персональная выставка Асхат Ахмедьярова «Үміт» 2022, Aspan Gallery

 

 

События кровавого января показали уязвимость и безнаказанность системы организованного насилия в Казахстане. 

 

Более 200 человек лишились жизни, шестеро погибли в результате пыток, 139 покалечены, 545 осуждены за участие в «массовых беспорядках», десятки пропали без вести и еще многие истории не всплыли наружу. 

 

История джазового музыканта из Кыргызстана Викрама Рузахунова в январе облетела не только Казахстан и Кыргызстан, но и другие страны. Мужчину выбрали из толпы задержанных в следственном изоляторе и вынудили записать злополучное признание в терроризме. По его собственному убеждению, только «счастливый случай» и узнаваемость гастролирующего музыканта, помогли остаться в живых, быть опознанным в родном Кыргызстане и развенчать миф о наемных террористах Центральной Азии, бесчинствующих в попытке переворота. 

 

Политолог Софья Омарова-ду Булей поговорила с Викрамом и его адвокатом Нурбеком Токтакуновым о том, как Рузахунов пережил произошедшее, как продвигается уголовное дело по факту его пыток, и как складывается жизнь джазмена спустя месяцы после «Кровавого января».

 


 

Жарким июльским вечером мы отправляемся поужинать с Викрамом Рузахуновым и его отважным соратником-адвокатом Нурбеком Токтакуновым. 

 

Я представляяю международную организацию по правам человека, Норвежский Хельсинский Комитет, и планировала выяснить, как можно посодействовать в процессе первого и пока единственного кыргызско-казахстанского юридического прецедента по факту пыток.

 

Где вы остановились? Я могу за вами заехать по пути, — галантно предлагает Рузахунов. 

 

В назначенное время я вижу приближающуюся машину, в которой сидит человеком в ярко-синем блестящем пиджаке с жизнерадостным выражением лица. Его сложно ассоциировать с растиражированным видео искалеченного узника. 

 

Прошло больше полугода со злополучных гастролей в Алматы, Викрам успел поправить здоровье, поработал с психологом и адвокатом, постепенно возобновил музыкальную деятельность, хотя не может заниматься ею как прежде.

 

Мне что-то не дает покоя, пока полноценно не могу заниматься музыкой. Предложения есть, но пока не могу выступать, нужно закончить это дело, оно висит, — рассказывает музыкант.

 

Главной переменой стало его вынужденное преобразование из музыканта в борца за свободу от насилия. Сейчас Викрам активно ведет социальные сети, публикует обновления по расследованию своего кейса и оптимистично смотрит в будущее.

 

Почти все дела по пыткам в Казахстане сейчас заминают. Но я надеюсь, что в моем случае такого не произойдет, — говорит он.

 

Сам президент Кыргызстана Садыр Жапаров не смог остаться в стороне от резонансного дела, и гарантировал всестороннюю поддержку гражданам страны, несправедливо пострадавшим во время протестов. 

 

Однако накалившаяся геополитическая ситуация в Евразийском регионе, российская агрессия в Украине, внутриполитическая нестабильности в Центральной Азии охладили интерес к январским травмам и проведение следственных мероприятий в Алматы затянулось.

 

14 февраля в Кыргызстане было возбуждено уголовное дело в отношении департамента полиции Алматинской области по статье «Пытки». Уже через неделю казахстанская сторона не нашла доказательств причастности гражданина Кыргызстана Рузахунова к массовым беспорядкам, и антикоррупционная служба пригласила его к проведению следственных мероприятий в Алматы. 

 

Согласно уголовно-процессуальному законодательству двух государств преступление расследуется по месту его совершения. В мае следствие было временно приостановлено в связи с отсутствием гарантий для обеспечения безопасности генеральной прокуратурой Кыргызстана и МИДа во время поездки для опознания и проверки показаний. В итоге процесс затянулся на неопределенное время.

 

 

«Мы сомневаемся, способна ли сейчас казахстанская сторона провести справедливое расследование»

Адвокат Нурбек Токтакунов, который выступает защитником Викрама, высказывает опасение, что Казахстан не сможет провести справедливое расследование по факту пыток: 

 

Если было бы желание выявить факты по наличию пыток — давно были бы посланы сигналы, что необходимо проводить опознания и прочие мероприятия. Все это нужно делать по горячим следам. Если у обеих сторон нет особого импульса добиться справедливости — тогда бюрократия становится камнем преткновения. 

 

К сожалению, ни у казахской, ни у кыргызской стороны нет ярковыраженного намерения восстановить справедливость. Наши и казахстанские правоохранительные органы занимаются формальными подстраховками и прикрытием своих тылов, — поясняет он.

 

 

«Давай ты скажешь, что тебя избили военные»

Когда Викрам стал публиковать в социальных сетях свою историю после выхода из больницы, пропагандистская машина в Казахстане мобилизовалась. В казахстанских пабликах появились ложные материалы о том, что якобы Рузахунова привезли в изолятор уже с травмами.

 

По словам Викрама, правоохранительные органы хотели перекинуть вину на военных еще во время задержания. До того, как дело Рузахунова стало публичным, официальные власти продвигали нарратив про «иностранных боевиков преимущественно из центральноазиатских стран», которые якобы использовались для реализации погромов. 

 

После того, как Викрама опознали родственники, поклонники и соотечественники, дискурс поменялся на размытую формулировку о «вооруженной агрессии со стороны международного терроризма».

 

 

Ситуация с пытками

В отличие от Казахстана, в Кыргызстане наличие пыток признавалось на официальном уровне, начиная с президентства Розы Отунбаевой. Правда, в 2011 году, выступая перед силовиками, она назвала пытки в своей стране «частью культуры».

 

Уже десять лет в Кыргызстана успешно работает Национальный Центр по предупреждению пыток, с исполнением уголовных дел и арестов по факту пыток. Викрам Рузахунов с нескрываемым восторгом говорит о первенстве Кыргызстана в мире по количеству удовлетворенных ходатайств по факту пыток согласно глобальным подсчетам. Однако Комитет ООН против пыток (OHCHR) заявил, что «по-прежнему глубоко обеспокоен заявлениями о пытках и жестоком обращении с людьми, лишенными свободы, со стороны сотрудников правоохранительных органов, во время содержания под стражей в Кыргызстане».

 

Используя универсальные инструменты прав человека, можно затронуть вопросы правомерности на территории других стран, — считает адвокат Нурбек Токтакунов.

Хотя на данный момент у политического истеблишмента и омбудсмена Кыргызстана нет понимания и желания продвигать эту тему. Процесс Викрама зашел в бюрократическое пике.

 

Правоохранительные органы Казахстана и Кыргызстана уже сотрудничали в рамках Кишиневских и Минских соглашений в прошлом. Однако дело Рузахунова по факту пыток первое и на данный момент единственное, поэтому вызывает дополнительные сложности из-за неопытности и малой осведомленности местных органов власти двух сторон.

 

К январским пыткам важно привлечь внимание и добиться справедливости, чтобы в будущем относились с осторожностью к гражданам Кыргызстана, действовали по законам, и связывали задержанных с посольством. Мы надеемся на эффективное и справедливое расследование. Наша задача — исчерпать все возможности закона и привлечь к ответственности виновников, — объясняет юрист Нурбек Токтакунов.

 

В ближайшее время Викраму предстоит поехать в Алматы для участия в следственных мероприятиях. В Казахстане встанет вопрос о доверии правосудия кыргызской экспертизе и первоначальным данным по истории болезни, возможно потребуются проведение повторных экспертиз.

 

Зимой я чудом выжил, врачи сказали, что еще два удара вызвали бы смертельное кровотечение в сердце, — делится Рузахунов.

 

Изначально Викрам не планировал публично рассказывать об истязаниях, но потом понял: «Если не буду афишировать пытки, несправедливость пройдет бесследно».

 

Когда Рузахунов начал говорить о своем деле, другие соотечественники, а также граждане Узбекистана и Таджикистана, пережившие ужасы пыток в январе, стали обращаться к нему за помощью. 

 

Недавно Рузахунов вошел в совет правозащитного движения Бир Дуйно-Кыргызстан, получив статус правозащитника. Викрам искренне надеется, что справедливость восторжествует и его опыт может стать полезным для других.

Поделиться

Нет комментариев.

24/08/2022 16:40
2744 0

Уведомление