Не радужные законы: Как казахстанское законодательство защищает представителей ЛГБТК+

В Казахстане геи и лесбиянки не могут вступать в брак, усыновлять детей и служить в армии. Как так вышло?



10/02/2021 11:43 1509 0

10/02/2021
11:43 1509 0

 




В Уголовном кодексе СССР существовала статья и наказание за «мужеложство». Она перешла и в казахстанский УК, ее отменили только в 1997 году. С тех прошло уже 23 года, но законодательство в отношении ЛГБТК+ людей по-прежнему дискриминационное. 



ПОЧЕМУ ВООБЩЕ ВАЖНО, ЧТОБЫ СОБЛЮДАЛИСЬ ПРАВА ЛГБТК+ ЛЮДЕЙ?

У каждого человека есть набор разных прав: на жизнь, работу, образование и медобслуживание, создание семьи. В этот набор входит и право на свободу от дискриминации. Оно прописано во Всеобщей декларации прав человека и Конституции. 

 

Если этого права нет хотя бы у одной группы людей, например, у ЛГБТК+, то оно перестает быть всеобщим, гарантированным и надежным. Получается, в теории государство может начать дискриминировать людей не только из-за «сексуальной ориентации», но и по национальному признаку, по политическим взглядам, или по любым другим причинам.

 

То есть, если мы позволяем закону не работать в одном случае, в любой момент он может перестать работать вообще. 

 

 

ЛГБТК+ — аббревиатура для обозначения лесбиянок, геев, бисексуалов, трансгендерных людей, квир-персон. «Плюс» подразумевает другие варианты сексуальной ориентации и идентичности. Например, асексуалы, интерсекс-люди, пансексуалы, бигендеры и другие.





Коротко о главном


            • Однополые пары и гомосексуалы не могут заключать брак, усыновлять детей.

            • Гомосексуальность при призыве в армию считается болезнью и отклонением.

            • Трудовая дискриминация ЛГБТК+ не наказывается. Если человека, например, не берут на работу или увольняют из-за сексуальной ориентации или гендерной идентичности, закон его или ее не защищает.

            • Сексуальное насилие, если его совершил человек одного пола с потерпевшей/потерпевшим, вынесено в отдельную статью Уголовного кодекса, хотя состав преступления и наказание за него идентичны тем, что приведены в статье «Изнасилование». При этом в статье используются понятия «мужеложство» и «лесбиянство».

            • Чтобы сменить гендер в документах, трансгендерному человеку необходимо сделать хирургическую коррекцию пола. Фактически, это стерилизация, и человек теряет возможность иметь собственных детей. 

 




ЧТО ГОВОРИТСЯ О ЛГБТК+ В КОНСТИТУЦИИ КАЗАХСТАНА?

Ничего. В главном законе страны представители ЛГБТК+ не упоминаются. 

 

Но в Конституции есть статья 14: 



Никто не может подвергаться какой-либо дискриминации по мотивам происхождения, социального, должностного и имущественного положения, пола, расы, национальности, языка, отношения к религии, убеждений, места жительства или по любым иным обстоятельствам.



«Или по любым иным обстоятельствам» — эта фраза означает, что статья о запрете дискриминации содержит открытый список причин. Она позволяет говорить, что сексуальная ориентация и гендерная идентичность (СОГИ) тоже входит в этот список. 

 

Например, это значит, что по закону человеку не могут отказать в медицинском обслуживании, только потому, что он — гей. К сожалению, на практике это все еще происходит, — говорит Данияр Сабитов, активист и сооснователь ЛГБТК+ медиа Kok.team.

 

 

Жанар Секербаева, активистка и соосновательница феминисткой инициативы «Феминита» отмечает недоработанность статьи о дискриминации:

 

Хочу подчеркнуть, что в законодательстве нет определения самого понятия дискриминации. Поэтому прокуроры, судьи и адвокаты трактуют его так, как сами видят. Правозащитники и правозащитницы не раз указывали на этот пробел, они о нем знают, но никакого движения на протяжении уже многих лет не начинается. 


МОГУТ ЛИ ОДНОПОЛЫЕ ПАРЫ ЗАРЕГИСТРИРОВАТЬ БРАК?

Нет.

 

С 2011 года, согласно новому Кодексу «О браке и семье», браком считается равноправный союз между мужчиной и женщиной. Также статья 11 этого Кодекса регулирует список людей, не имеющих право вступать в брак. В первом же пункте указаны люди одного пола.



Обычно мы копируем российское законодательство, но здесь мы подали пример России. У них уточнение о том, что брак — это союз между мужчиной и женщиной, появилось только в 2020 году, вместе с поправками в Конституцию, — говорит Данияр.



Я не знаю, к чему такая чрезмерная охрана института семьи. Если ЛГБТК людям нужно заключить союз, то они это делают за рубежом. Он, конечно, не признается в Казахстане, тем не менее, они это делают. Казахстан еще и теряет, когда люди женятся за рубежом. Так они увозят деньги из страны. 

 

Ничего нет в заключении брака крамольного. Люди просто хотят иметь возможность посещать друг друга в больнице, сделать имущество общим, быть связанными юридически. Эти аспекты волнуют всех, — подчеркивает Жанар.



МОГУТ ЛИ ЛГБТК-ЛЮДИ УСЫНОВИТЬ ДЕТЕЙ ИЛИ ВОСПОЛЬЗОВАТЬСЯ УСЛУГАМИ СУРРОГАТНОЙ МАТЕРИ?

Нет.

 

Из обновленного кодекса «О браке и семье» вытекают еще два дискриминационных правила: запрет на усыновление и невозможность воспользоваться суррогатным материнством. 

 

Договор о суррогатном материнстве заключается только между суррогатной матерью и парой, которая находится в браке. Так как для ЛГБТК+ людей брак запрещен, то и суррогатное материнство невозможно.

 

В статье 91 Кодекса «О браке и семье» (пункт 2) приведен список лиц, имеющих право быть усыновителями. Статья разрешает усыновление и удочерение совершеннолетним лицам, за исключением:

 

  • лиц, придерживающихся «нетрадиционной сексуальной ориентации» (подпункт 8);
  • лиц мужского пола, не состоящих в зарегистрированном браке (супружестве), за исключением случаев фактического воспитания ребенка не менее трех лет в связи со смертью матери или лишением ее родительских прав (подпункт 11).

 

Третий пункт этой статьи запрещает людям, не зарегистрированным в браке, совместно усыновить ребенка.

 

Пункт 2 является абсолютно дискриминационным. Гомосексуальность является абсолютно традиционной сексуальной ориентацией. Она была с человечеством всегда, есть и, несмотря на наших парламентариев и депутатов, она с нами останется.

 

Подпункт 11 — это вообще дискриминация в отношении кого бы то ни было. Почему мужчина, который хочет и может быть отцом, не может усыновить ребенка, только потому, что он не состоит в браке? Защитой от чего является брак, я, если честно, не понимаю, — говорит Данияр.

 

 

МОГУТ ЛИ ТРАНСГЕНДЕРНЫЕ КАЗАХСТАНЦЫ ЗАВЕСТИ ДЕТЕЙ?

Нет.

 

Согласно пункту 13 статьи 257 Кодекса «О браке и семье» для изменения пола в документах требуется обязательная генитальная хирургическая коррекция, фактически — кастрация или стерилизация. Эта операция дорогостоящая, сложная, имеет ряд побочных эффектов и лишает человека возможности иметь детей. 

 

Также трансгендерные люди не могут усыновить ребенка или быть опекуном. В перечень заболеваний, при которых человек не может быть усыновителем, включены некоторые диагнозы МКБ 10, в том числе —  «транссексуализм».

 

МКБ — Международная классификация болезней. Документ содержит в себе все перечень и классификацию всех известных заболеваний. Классификация создана ВОЗ и пересматривается каждые 10 лет. Новая МКБ — 11 — была принята в 2019 году и сейчас находится в стадии внедрения в системы здравоохранения государств.

 

ВОЗЬМУТ ЛИ ЛГБТК+ В АРМИЮ?

Если узнают об ориентации, нет.

 

Еще один дискриминационный документ — Приказ Министра обороны РК «Об утверждении требований, предъявляемых к соответствию состояния здоровья лиц для службы в Вооруженных Силах, других войсках и воинских формированиях РК». 

 

Согласно этому приказу (пункт 18, подпункт 3), ЛГБТК+ люди не годны для прохождения службы в армии, а также для службы в любых войсках. 



Из приказа:

 

Пункт предусматривает специфические и другие расстройства личности и поведения, в том числе и начинающиеся в детском и подростковом возрасте (психопатии, патологическое развитие личности, психический инфантилизм, кроме тикозных расстройств); стойкие изменения личности, не связанные с повреждением или заболеванием мозга; расстройства привычек и влечений; расстройство половой идентификации; расстройства сексуального предпочтения; психологические и поведенческие расстройства, связанные с сексуальным развитием и ориентацией.



Я так понимаю, этот документ остался с советских времен, как наследие. Его никто не отменял и не редактировал. Мне кажется, про него просто забыли. Он в себе содержит очень старые представления о том, что гомосексуальность — это болезнь. Хотя МКБ-10, согласно которой гомосексуальность перестала считаться заболеванием, приняли еще в 1990 году. 

 

В новой МКБ-11 и трансгендерность не считается психическим заболеванием. Но я так понимаю, нам еще предстоит путь по внедрению положений ВОЗ в казахстанскую законодательную действительность, — комментирует закон Данияр.

 

При этом, чтобы получить статус «Не годен», ЛГБТК+ призывнику необходимо самому рассказать о сексуальной ориентации или гендерной идентичности медкомиссии. Но часто призывники боятся говорить об этом, из-за страха столкнуться с гомофобией и унизительными медицинскими процедурами.

 

Тогда парни пытаются «откосить» от армии другими путями. О том, через что проходят ЛГБТК-призывники, мы рассказывали в этом материале.





ЧИТАЙТЕ ПО ТЕМЕ: 
МОГУТ ЛИ ГОМОСЕКСУАЛЫ НЕ СЛУЖИТЬ В АРМИИ?




ЗАЩИЩАЕТ ЛИ ТРУДОВОЙ КОДЕКС ЛГБТК+?

Нет.

 

Пример дискриминации есть и в Трудовом кодексе

 

В Конституции перечислен список мотивов, по которым нельзя дискриминировать людей, и он открытый. Это значит, что даже если запрет дискриминации по мотивам сексуальной ориентации и гендерной идентичности не указан в самой статье, то подразумевается, что это запрещено.

 

В Трудовом кодексе список закрытый. То есть в нем четко обозначено, что работников нельзя дискриминировать, например, по национальности, полу, религиозным убеждениям и так далее. В конце перечисления запрещенных мотивов нет фразы «и по иным причинам».

 

Это значит, что трудовая дискриминация запрещена только по мотивам, перечисленным в статье. О сексуальной ориентации и гендерной идентичности в документе не сказано. Выходит, закон не защищает ЛГБТК+ людей в этом отношении.

 

Например, если трансгендерного человека уволят с работы из-за того, что он трансгендер, то он не сможет даже подать в суд.

 

В других случаях хоть как-то можно ссылаться на законы, так как они чаще всего дублируют положения Конституции, и в них прописано «и по иным причинам». Можно апеллировать, что под «иным» подразумевается СОГИ, но в случае трудовых споров защитить себя невозможно.

 

В случае судебных споров, все зависит от правоохранительных органов и, в конечном счете, от судьи. Если судья посчитает, что в «иные» обстоятельства входят СОГИ, тогда шансы есть. Это все человеческий фактор. Но наши государственные органы делают все, чтобы в судьи проходили только гомофобные и трансфобные люди. 

 

Я могу вспомнить высказывание карагандинской судьи Тулегеновой Бибигуль, которая в своей гомофобной статье называла гомосексуалов «половыми извращенцами».

 

Скорее не благодаря, а вопреки таким людям, порядочные судьи могут оказаться на своем правильном месте и трактовать законодательство с точки зрения гуманизма, — отмечает Данияр.



КАК «МУЖЕЛОЖСТВО» И «ЛЕСБИЯНСТВО» ОКАЗАЛОСЬ В УГОЛОВНОМ КОДЕКСЕ?

В Уголовном кодексе есть две статьи, связанные с сексуальным насилием: 120-я («Изнасилование») и 121-я («Насильственные действия сексуального характера»). Они идентичны, но по 121-й автор насилия — человек одного пола с пострадавшим/ей. По логике, оба преступления — это изнасилование. Почему они разнесены в две статьи, не ясно.

 

Кроме того, в 121-й статье используются некорректные слова «мужеложство» и «лесбиянство».

 

Статья 120, Изнасилование:

  • половое сношение с применением силы или угрозой его применения;
  • использование беспомощного состояния;
  • лишение свободы на срок от 5 до 8 лет;
  • отягчающие обстоятельства идентичны НДСХ.

Статья 121, Насильственные действия сексуального характера:

    • мужеложство, лесбиянство или иные действия сексуального характера с применением силы или угрозы его применения;
    • использование беспомощного состояния;
    • лишение свободы на срок от 5 до 8 лет;
    • отягчающие обстоятельства идентичны изнасилованию.

 

Почему насилие мужчины в отношении мужчины отличается от насилия мужчины в отношении женщины? Есть преступление — изнасилование. Кем оно совершено, в отношении кого оно совершено — это не имеет значения. Я не могу представить, почему это не равноценно. Это одинаково отвратительные преступления.

 

А термины «мужеложство» и «лесбиянство» — это что-то из XVIII или XIX века. Если не говорить о логике этих слов, то все это просто пахнет таким советским нафталином, что неприлично, — комментирует Данияр.



ЧТО ДЕЛАТЬ ЛГБТК+ ЛЮДЯМ, ЕСЛИ ИХ ПРАВА НАРУШАЮТ?

Всем, кто пострадал, Данияр рекомендует заручиться какой-то юридической поддержкой, нанять адвоката и подать заявление, требовать соблюдения своих прав.

 

В критической ситуации нужно быть готовым пойти в СМИ, рассказать обществу о несправедливости, которая произошла.

 

Опыт редакции Kok.team показывает, что во многих случаях именно общественное внимание — действенный инструмент, чтобы дело рассматривалось максимально приближено к требованиям и нормам законодательства.





Контакты организаций, куда можно обратиться за помощью

 

 




На сайте феминистской инициативы «Феминита» есть алгоритм действий в критических ситуациях: задержаниях, шантаже, увольнении.

 

А еще «Феминита» создала феминисткого телеграм-бота ФемБота (@fembota_bot). Она поможет с контактами кризисных центров и другой важной информацией. ФемБота только учится и через некоторое время заговорит на казахском, а также появится в других социальных сетях.

 

 

ЕСТЬ ЛИ ПЕРСПЕКТИВЫ?

Доклады независимых правозащитных организаций говорят о вопиющих случаях дискриминации, гомофобии и трансфобии в казахстанском обществе. 

 

Николай Б., 38-летний гей из Алматы, рассказал Human Rights Watch, что в марте 2014 года он отвез своего друга-гея в больницу, так как у того повысилась температура и появились боли в заднем проходе.

 

Врач осмотрел его друга, потом отошел и сказал: «Я п****ам не помогаю».

 

Он проследовал за ними в коридор. «Медсестры так и не вернулись — никто не вернулся», — рассказал Николай.



Трансгендерный мужчина из Алматы рассказал Human Rights Watch, что четыре раза, когда он летал за границу, над ним издевалась служба безопасности аэропорта: 

 

Сначала сотрудник смотрит в мои документы и ничего не понимает. Потом смотрит на меня и спрашивает, что происходит. Тогда я говорю, что я трансгендер и показываю медицинские справки. Тут он зовет коллег и вообще всех, кого находит, и они все смотрят на меня, показывают пальцем и смеются, а потом в итоге отпускают.

 

 

Международные организации указывали на проблемы и рекомендовали Казахстану изменить законодательство в отношении ЛГБТК+ людей:

            • прописать в законодательство такие защищаемые категории как сексуальную ориентацию и/или гендерную идентичность (СОГИ);

            • узаконить однополые браки;

            • упростить процедуру признания трансгендерных людей;

            • принять антидискриминационное законодательство;

            • работать над повышением качества жизни и безопасности для сообщества.

 

В последний раз рекомендация давалась в 2019 году. Но ни одна из рекомендаций не была принята. 



Жанар Секербаева считает, что законодателям и законодательницам нужно приходить на дискуссионные встречи именно ЛГБТК+ активистов. Они могут рассказать, чем живет сообщество в Казахстане, поделиться данными исследований, задать вопросы. 

 

Законодателей тяжело сподвигнуть на изменения. Эти люди получают высокую зарплату практически за ничегонеделание. Те, кто сидит там, не представляют меня, они не представляют ЛГБТК+ сообщество. Они даже не эмпатируют.

 

Я не вижу ни одного закона, который бы улучшил мне жизнь как женщине, активистке, открытой лесбиянке, бигендерке. Ни одного закона, который бы повлиял на мою жизнь, дал мне и моей партнерке ощущение безопасности, они не сделали, — говорит Жанар.

 



Иллюстрация: Лейла Тапалова

Уведомление