Зачем нужен Евразийский Экономический Союз

И может ли Казахстан из него выйти


08/09/2022
16:21 933 0

Мы уже выпускали статью, посвященную связям Казахстана с Россией. Материал резюмировал неутешительный факт: во многих аспектах эта связь граничит с зависимостью. Но про очень важный для российского руководства проект — Евразийский Экономический Союз — мы тогда рассказывать не стали, решив что он заслуживает отдельного разбора.

 

Объясняем, зачем существует Евразийский Экономический Союз, приносит ли он Казахстану пользу, и можно ли из него выйти.

 

 

Что такое ЕАЭС? 

ЕАЭС — это экономическая организация, куда входят несколько стран постсоветского пространства. Она обладает международной правосубъектностью, то есть может вступать в отношения с другими странами и заключать с ними договоры.

 

В ЕАЭС, помимо Казахстана, входят Россия, Беларусь, Кыргызстан и Армения. Они, согласно договору, обязуются проводить скоординированную экономическую политику: взимать одинаковые таможенные тарифы с ввозимых извне Союза товаров, а также обеспечивать свободное движение людей, товаров, капитала и услуг внутри Союза. 

 

Помимо этого, внутри ЕАЭС устанавливаются единые технические регламенты для товаров (государства-члены не имеют право устанавливать свои регламенты сверх общего списка) и проводится согласованная макроэкономическая, антимонопольная и валютная политика.

 

 

Как Казахстан оказался в ЕАЭС?

В 1994 году тогдашний президент Казахстана Нурсултан Назарбаев посетил Россию с официальным визитом. Он выступил в МГУ и предложил идею Евразийской интеграции. 

 

Сам Бог велел доверять друг другу нам, государствам бывшего СССР. Мы видим, что есть силы, которые хотят развести нас до конца, ослабить всех, посеять недоверие и вражду. Но ведь народам от этого будет только плохо. 

 

Посмотрите: страны Западной Европы с многовековой государственностью идут на объединение. Они отлично понимают, что мировой рынок жестко поляризуется: Северная Америка, Япония, наконец, азиатские «молодые тигры». 

 

Мы же, республики бывшего Союза, историей и судьбой подготовлены к единому сообществу. Я давно предлагал снять все таможенные барьеры, открыть границы, — говорил Назарбаев в той речи.

 

По свидетельству Касым-Жомарта Токаева, среди тогдашних политических элит России это предложение отклика не нашло. Тем не менее некоторые подвижки в вопросах интеграции все же стали происходить. В 2000 году было создано Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС), целью которого было постепенное формирование Таможенного союза и Единого экономического пространства, а также общее углубление сотрудничества в постсоветских странах. Вошли в ЕврАзЭС Армения, Казахстан, Россия, Беларусь, Кыргызстан, Таджикистан и Узбекистан (в 2008-м приостановил членство). 

 

В 2010 году Россия, Казахстан и Беларусь сформировали Таможенный союз. Соглашение предполагало введение единого таможенного тарифа в отношении стран, не входящих в союз, а также ликвидацию внутренних таможенных пошлин. 

 

В 2011 году была создана Зона свободной торговли СНГ. В нее вошли Армения, Беларусь, Россия, Украина, Казахстан, Кыргызстан, Молдова, Таджикистан и Узбекистан (на особых условиях). 

 

Финальной стадией интеграции перед появлением ЕАЭС стало создание Евразийского экономического пространства, обеспечивающего «четыре свободы»: движения товаров, капиталов, услуг и рабочей силы. 

 

Кульминацией всех этих интеграционных процессов и стало в итоге создание ЕАЭС в 2014 году. Назарбаев в 2019 году был назначен его почетным председателем, поскольку именно его многие (включая Токаева) считают «идеологом» евразийской интеграции. 

 

Когда нынешний президент Казахстана пришел к власти в 2019 году, он сохранял оптимизм по поводу Союза. 

 

К 2025 году мы сообща надеемся устранить имеющиеся до сих пор барьеры во взаимной торговле и обеспечить действительно свободное перемещение товаров, услуг, капитала и рабочей силы,говорил политик в интервью «Коммерсанту». 

 

При этом Токаев считал, что естественным направлением развития для ЕАЭС является расширение сотрудничества как с Китаем, так и с Европейским союзом и АСЕАН (Ассоциация Государств Юго-Восточной Азии). 

 

Для Казахстана как страны, находящейся в эпицентре всех процессов в Евразии, очень важно, чтобы все участники находили мирные и взаимоприемлемые решения существующих конфликтов и противоречий. А что может быть лучшей основой доверия и безопасности, как не общие выгоды и экономические интересы? — отмечал он.

 

В определенной степени интеграция в рамках ЕАЭС продолжается и сейчас: в марте этого года, например, было достигнуто соглашение о формировании единого энергетического рынка.

 

 

Какие выгоды Казахстану приносит интеграция с соседями?

По мнению официальных лиц и аффилированных с ними экспертов, ЕАЭС чрезвычайно выгоден для Казахстана.

 

Как заявляла еще в 2020 году, к примеру, Зарема Шаукенова, директор KAZISS — Центра стратегических исследований при президенте, для Казахстана важным преимуществом ЕАЭС является облегчение экспорта благодаря беспошлинной торговле и интеграции в глобальные транспортные узлы. Также она отмечала, что благодаря соглашениям о свободной торговле ЕАЭС с Вьетнамом и Сингапуром, Казахстан стал в несколько раз больше торговать с этими странами. 

 

Другие эксперты, связанные с KAZISS, тогда же отмечали рост притока инвестиций из стран ЕАЭС, увеличение конкуренции на рынках и различные плюсы, связанные с логистикой и транспортной доступностью. 

 

Впрочем, как считает финансовый аналитик Расул Рысмамбетов, геополитические события последних двух лет, в особенности военный конфликт в Украине, привели к тому, что ЕАЭС «технически уже не работает». 

 

Есть определенные плюсы для некоторых компаний, необязательно казахстанских, но ЕАЭС не работает так, как мы его задумывали. В общем-то, он так не работал с самого начала, потому что со стороны россиян появились нетарифные ограничения для наших товаров, — комментирует эксперт.

 

По мнению экономиста Магбата Спанова, Казахстан получает определенную выгоду от основных свобод в рамках Союза: открытой границы, безвизового режима и права работать без получения патентов. Но в целом он полагает, что большинство теоретических плюсов ЕАЭС остаются нереализованными, поскольку представители Казахстана в организации не очень эффективно «выторговывают» своей стране выгодные условия. 

 

Экономист считает, что назначавшиеся в 2014-2016 годах от Казахстана в ЕАЭС представители были «слабыми» и уступили «партнерам» по всем пунктам. 

 

Наша проблема в том, что мы не очень хорошо отстаиваем свои позиции. Эти позиции должны базироваться на расчетах. А у нас все научные институты, которые могли бы этим заниматься, либо ликвидированы, либо стали отраслевыми и там нет конкурентного мышления. Мы науку не развивали, ушли в оптимизацию, поэтому многие институты ликвидированы — и по многим позициям представить какую-то реальную позицию, подтвержденную расчетами и объективными данными, довольно тяжело, — объясняет Спанов.

 

В качестве примера противоположного подхода он вспоминает свой опыт работы с Китаем. По словам Спанова, когда китайская сторона поняла, что проигрывает Алматы в гонке за статус главного хаба Центральной Азии, она сразу сориентировалась и заказала исследования. Реформы, проведенные согласно научным рекомендациям, позволили Урумчи стать новым фактором роста экономики Китая.

 

 

Чем Казахстану вредит членство в ЕАЭС? 

Известный казахстанский экономист Алмас Чукин в марте, через месяц после вторжения России в Украину, заявил, что «в общем и целом ЕАЭС сработал в пользу сильных».

 

Эксперт резюмировал, что за прошедшие годы Россия увеличила экспорт в Казахстан, а Казахстан в Россию — нет. В итоге отрицательный баланс взаимной торговли составил 12 миллиардов долларов в год. 

 

Международный бизнес переместил инвестиционный акцент на РФ как центральный рынок общего рынка ЕАЭС. Даже склады товаров централизовали в РФ и закрыли хабы здесь, — рассказал эксперт. 

 

Также он отметил, «что заградительные пошлины для иностранных товаров на вход в ЕАЭС сделали нашу жизнь дороже». В качестве основного примера Чукин назвал цены на автомобили. 

 

Как объясняет Магбат Спанов, одна из самых крупных проблем ЕАЭС — его во многом односторонняя направленность. 

 

Определенные решения, не только экономические, но и политические, пытаются «пристегнуть». Выдвигают проекты, связанные, например, с единой валютой или еще чем-нибудь, с обязательной поддержкой каких-то решений, которые с нами проработаны не были. Выносят решение, а потом требуют от нас их поддерживать. Сейчас этот процесс усилился. На Россию обрушилось небывалое количество санкций, и они требуют, чтобы мы были безоговорочно на их стороне. Хотя с нами не советовались по поводу своей «спецоперации»,— раскрывает мысль эксперт. 

 

О схожей проблеме рассказывал в интервью Ulysmedia и политолог Досым Сатпаев. По его мнению, Россия регулярно нарушает условия договора — к примеру, сразу после начала войны она в одностороннем порядке запретила вывоз за границу пшеницы и сахара. 

 

Сатпаев настаивает, что даже при сохранении «дипломатичного» подхода властям Казахстана нужно решительнее защищать интересы Казахстана внутри ЕАЭС. Он также подчеркивает, что Россия на данный момент является страной, генерирующей различные риски, в том числе и угрозу вторичных санкций. 

 

Магбат Спанов считает, что в целом для казахстанских товаров в России часто создаются барьеры. 

 

Вот принят регламент между странами, продукция какая-то экспортируется. И внезапно тут как тут возникают региональные Роспотребнадзоры, ставят препятствия для экспорта. То есть защищают свой рынок, даже от нас, — рассказывает он. 

 

Эксперт полагает, что многие отрасли у наших стран схожи — и это приводит к «определенной конкурентной борьбе» между продукцией. 

 

При этом большая часть казахстанского экспорта в Европу идет через российскую территорию. И сейчас видно, какие издержки несет в себе эта зависимость.

 

Россия находит не чисто экономические причины, а, например, что-то связанное с экологией или нарушением внутренних российских регламентов. Соответственно, она перекрывает нам доступ, когда это выгодно, чтобы добиться положительных решений по другим вопросам, — поясняет Спанов.

 

 

Виноват ли ЕАЭС в нашей зависимости от российского импорта?

По мнению Расула Рысмамбетова, главная причина зависимости — «чрезмерные попытки правительства зарегулировать экономику и помочь компаниям, часто приводящие к падению этих компаний». 

 

Неправильное экономическое развитие и плохое руководство экономикой привели к излишней зависимости от ЕАЭС в сфере импорта, — считает Рысмамбетов.

 

Магбат Спанов также полагает, что членство в ЕАЭС не является основной причиной зависимости от импорта. 

 

Любой бизнесмен всегда ищет возможность заработать больше: купить дешевле, продать дороже. У России продукция объемом больше, себестоимость ниже, есть определенные товарные льготы по тем или иным направлениям. А есть такой рынок, как Казахстан, в рамках которого нам определенную продукцию просто невыгодно производить, легче закупать. Это нормально, — рассуждает эксперт.

 

Тем не менее, Спанов отмечает, что ЕАЭС облегчил попадание российских товаров в Казахстан — и в некоторых случаях перекрыл более дешевые варианты, к примеру, из Юго-Восточной Азии.

 

 

Так ли важно и полезно Казахстану находиться в ЕАЭС?

По мнению Спанова, сказать какой-то общий вердикт довольно сложно: нужно проводить расчеты и выделять каждый пункт соглашения отдельно. Однако в целом на данный момент, нахождение в ЕАЭС Казахстану скорее невыгодно. 

 

Наши товаропотоки во многом идут через Россию. А вы знаете что были объявлены санкции, объявлено эмбарго, и этот товаропоток прекратился. Появились очень большие проблемы с грузоперевозками, автомобильным транспортом. Все это в данный момент большой минус для нас, — разъясняет экономист.

 

При этом Спанов считает саму идею нахождения в экономическом блоке (каком-нибудь) перспективной. 

 

Сейчас в мире экономическое развитие определяют региональные блоки. Соответственно и нам нужно быть с кем-то. Ни одна страна не может обойтись полностью самостоятельно. Особенно учитывая, что Казахстан находится между двумя такими сверхдержавами, как Россия и Китай: мы не сможем защитить свои самостоятельность и суверенитет, если не будем в каком-то блоке, — объясняет эксперт. 

 

Рысмамбетов также отмечает, что «в моменте все это крайне невыгодно». По его мнению, Казахстану нужно поискать способы монетизировать нахождение в союзе.

 

 

Может ли Казахстан выйти из ЕАЭС? 

Сразу же после вторжения России в Украину и последовавших за этим беспрецедентных санкций, в том числе ударивших по Казахстану, несколько известных личностей призвали радикально пересмотреть соглашения в рамках ЕАЭС.

 

Так, миллионер Айдан Карибжанов (32 место в списке Forbes Kazakhstan) предложил «заморозить всю эту систему соглашений до окончания горячей фазы конфликта». 

 

Санкции введены в результате действий, которые на уровне союза не обсуждались и не были согласованы. Их (России и Беларуси) национальные валюты в данный момент де-факто неконвертируемы. Сами они вводят в одностороннем порядке совершенно нерыночные запреты на экспорт своих товаров, эти меры в корне противоречат принципам экономического союза. 

 

В результате действий этих двух стран, ЕАЭС фактически не функционирует в том режиме, который закреплён в соглашениях между участниками. Своими действиями они поставили под угрозу экономическую безопасность остальных участников ЕАЭС, нанесли экономический ущерб государствам-членам, — отметил бизнесмен. 

 

Известный экономист Алмас Чукин на своей странице в Фейсбуке также призывал перейти «к более самостоятельной внешнеторговой политике». 

 

И хотя ни один из них не призывал к немедленному выходу из ЕАЭС, теоретически такая возможность у Казахстана, конечно, есть. Согласно подписанному Казахстаном соглашению, «Любое государство-член вправе выйти из настоящего договора, направив депозитарию письменное уведомление о своем намерении. Действие договора в отношении этого государства прекращается по истечении 12 месяцев с даты получения уведомления».

 

Спанов считает, что подобное решение принесет Казахстану множество политических проблем. 

 

Я серьезно опасаюсь, что то, что происходит с бывшими постсоветскими странами, той же Украиной — если мы выйдем, это может произойти и с нами, — разъясняет свою позицию экономист. 

 

Рысмамбетов, в свою очередь, отмечает, что у России есть и экономические способы давления. 

 

Если есть какой-то недостаток лояльности со стороны казахстанского руководства, то у нас сразу КТК ломается, трескается, — иронизирует финансист, — И пока мы не сделаем так, чтобы торговля с Россией занимала не больше, чем 15% от нашей общей торговли, мы всегда будем зависимы и на нас всегда будут использовать меры давления. Причем если бы на севере от нас были США или Европа, было бы то же самое, такие же меры давления. 

 

По мнению Спанова, Казахстану сейчас нужно быть прагматичнее: «биться и торговаться за каждый тенге, за каждую копейку». 

 

Надо создавать сеть научно-аналитических структур, которые бы работали не в общем по экономике, а конкретно по отраслям: металлургии, например, или фармацевтике. Чтобы у нас были позиции, подкрепленные цифрами. Многие российские компании переходят в нашу юрисдикцию для того чтобы торговать. То есть свои плюсы у санкций есть, — резюмирует экономист. 

 

Расул Рысмамбетов придерживается схожей позиции. Он считает, что соседство с Россией «никуда не деть» — торговать друг с другом нужно. Поэтому необходимо думать, как можно обернуть санкции против России себе на пользу.

 

Поделиться

Нет комментариев.

08/09/2022 16:21
933 0

Уведомление