Откуда в Казахстане взялись «американские» биолаборатории

И что за теорию заговора о них придумали прокремлевские СМИ


02/09/2022
11:05 1751 0

А может, просто долбануть? — восклицает российский пропагандист Владимир Соловьев, обсуждая в эфире своей программы Центральную референтную лабораторию (ЦРЛ), расположенную в нижней части Алматы и, очевидно, имея в виду военный удар. Его собеседник, бывший главный санврач РФ Геннадий Онищенко, с удивлением иронизирует: Ну, представьте себе, миллионный город Алма-Ата. Давай долбанем! — после чего предлагает «ставить вопрос по линии МИДа». 

 

Именно так еще в 2019 году на российском телевидении обсуждали казахстанские (и не только) лаборатории, занимающиеся исследованиями различных болезней. По мнению прокремлевских журналистов и экспертов, финансирует эти лаборатории Пентагон (Министерство Обороны США), а занимаются они «разработкой бактериологического оружия» и «сбором биологического материала граждан России». 

 

После нападения России на Украину в феврале 2022 года, подобные заявления снова вернулись в публичное поле: Минобороны РФ обвинило Киев в строительстве подобных лабораторий и заявило о создании американцами «биологического оружия против славян». 

 

Разбираемся, что за лаборатории действуют в Казахстане, а также как они связаны с верблюдами и биологическим оружием

 

 

Что это за лаборатории и в чем суть теории заговора

В нашей стране расположены несколько научных лабораторий, занимающихся изучением различных инфекций и разработкой способов противодействия им. Действуют они при крупных институтах: к примеру, алматинская ЦРЛ открыта при КНЦКЗИ (Казахстанском научном центре карантинных и зоонозных инфекций) им. Масгута Айкимбаева, а лаборатории в Отаре принадлежат НИИПББ (Научно-исследовательскому институту проблем биологической безопасности).

 

Подчиняются подобные лаборатории правительству Казахстана: ЦРЛ находится в ведении Минздрава (работать в ней также могут специалисты Минобрнауки и Минсельхоза), а НИИПББ относится к комитету науки Министерства науки и образования.

 

Особенно ярко эти лаборатории проявили себя во время пандемии коронавируса. Именно в НИИ проблем биологической безопасности были разработаны казахстанские вакцины от коронавируса, включая активно применяемую сейчас в стране QazVac. А ЦРЛ еще на раннем этапе пандемии разработала собственные тест-системы для обнаружения заболевания.

 

Российские пропагандисты регулярно возмущаются тем, что в постройке (а также модернизации старых советских) лабораторий Казахстану помогали американцы — и настаивают, что в них создается биологическое оружие.

 

 

Откуда в Казахстане взялись эти научные центры и причем тут советское биологическое оружие 

Казахстан является очагом множества опасных заболеваний, таких как чума, туляремия и бруцеллез. Природные очаги чумы занимают 41% территории Республики, охватывая в общей сложности 12 из 17 областей. Южные регионы страны также являются очагом Конго-Крымской геморрагической лихорадки. 

 

Для надзора за распространением опасных инфекций в СССР действовала целая сеть противочумных станций. И когда в Прибалхашье в 1940-х годах была зафиксирована вспышка чумы, власти приняли решение преобразовать одну из них в научный институт. Именно так в 1949 году появился КНЦКЗИ

 

История Жамбылского НИИПББ несколько интереснее. Он появился в 1956 году, и официально тоже занимался борьбой с инфекциями — «защитой южных рубежей СССР». Однако существуют свидетельства, что на самом деле в нем занимались разработкой биологического оружия. Вот что, к примеру, об этом писал эколог и доктор химических наук Лев Федоров: 

 

Минобороны СССР получило задание организовать в Казахстане большой секретный научно-исследовательский испытательный полигон № 7 для проведения испытаний химического и биологического оружия против растений и животных. Так появился задел будущего института химической войны ДНИСХИ (Джамбульский НИСХИ), расположившийся непосредственно на полигоне Минобороны в закрытом военном поселке Гвардейский. Его руководство составили действующие армейские офицеры. Военные исследования были прекращены лишь с кончиной Советского Союза — в 1991 году.

 

Таких мест в КазССР было несколько. Остров Возрождения в Аральском море, к примеру, до сих пор непригоден для жизни. Там проводились испытания патогенов сибирской язвы, оспы, чумы и тифа: подопытными выступали лошади, овцы, ослы, а также специально завезенные обезьяны. Иногда случались и трагедии — патогены выходили из-под контроля, убивая лаборантов, солдат и местных жителей, уничтожая стада сайгаков и косяки рыб. 

 

СССР, конечно, не был единственной стороной Холодной Войны, экспериментировавшей с биологическим оружием. Остров Груинард, расположенный у побережья Шотландии, до сих пор необитаем — там во время Второй Мировой британцы испытывали опасный штамм сибирской язвы. США также экспериментировали с биологическим оружием: в 1942 году Франклин Рузвельт официально одобрил связанную с ним программу. 

 

Однако в 1969 году президент Никсон выступил с заявлением, в котором назвал биологическое оружие «неконтролируемым» и «непрактичным», а также отметил, что его использование может привести к глобальной эпидемии. Никсон запретил любые исследования биологического оружия (кроме попыток защититься от него), а вскоре США совместно с Британией и СССР договорились и подписали Конвенцию о биологическом оружии, запрещавшую его исследования в наступательных целях. Советский Союз, как признавало российское руководство в 90-х, нарушал эту конвенцию вплоть до своего распада. 

 

В конце 90-х американцы также попытались обойти положения конвенции. Впрочем, их эксперименты не предполагали создания наступательных вооружений: опасающиеся террористов военные лишь пытались на практике выяснить, можно ли создать био-оружие используя «подручные средства», а также испытывали на прочность имеющиеся в США вакцины с помощью специально модифицированной бактерии. Нарушало ли все это конвенцию — спорный вопрос, однако уже через два года после начала программы об экспериментах узнали журналисты The New York Times. Сохранить эксперименты в секрете не вышло. Впрочем, правительство продолжило настаивать на том, что оно не нарушало никаких конвенций.

 

 

Работа научных центров после развала Советского Союза

Когда СССР не выдержал проводимых реформ и начал разваливаться, шокированы оказались в том числе и американцы. На протяжении долгого времени президент США Джордж Буш поддерживал Михаила Горбачева, стараясь игнорировать локальных политических лидеров (вроде Бориса Ельцина). Выступая в Украине, Буш даже призвал украинцев воздержаться от «суицидального национализма», вызвав тем самым критику со стороны американских консерваторов. 

 

До референдума в Украине Америка была за сохранение Советского Союза. И это не совсем удивительно. Ведь и после Первой мировой войны и российской революции все предпочитали иметь дело с той Россией, которую они знали, вместо того чтобы иметь дело с какой-то националистической Польшей или Украиной, бог знает с чем. Так что они были готовы признавать белый режим, красный режим, но желали, чтобы Россия осталась единой,объясняет экономист Михаил Бернштам.

 

Он считает, что одной из основных причин такого отношения была безопасность ядерного оружия. 

 

Чтобы сохранить командный контроль сверху донизу, — объясняет Бернштам, — Самое страшное видение, которое тогда было — что ядерное оружие может попасть в руки экстремистов, религиозных фанатиков, националистов, кого угодно.

 

Именно из этого страха и появилась в итоге программа Нанна-Лугара по «Совместному уменьшению угрозы». Ее целью было «обезопасить и обезвредить оружие массового уничтожения и связанную с ним инфраструктуру на территории стран бывшего Советского Союза». Американцы в том числе убедили Украину, Казахстан и Беларусь отдать все свое ядерное оружие Российской Федерации. Вплоть до 2014 года программа действовала и на территории России — американцы работали совместно с российскими специалистами.

 

К «оружию массового уничтожения» относилось и биологическое оружие. Состояние оставшихся после СССР лабораторий было печальным: им не хватало финансирования. Это вызывало страх, что либо они не смогут эффективно отслеживать собственные патогены, либо кто-нибудь злонамеренный сумеет их заполучить. Поэтому первичной целью программы Нанна-Лугара было «помочь местным специалистам предотвратить распространение био-оружия в руки террористических групп и государств-изгоев, а также повысить прозрачность». Соответствующее соглашение было заключено в том числе и с Казахстаном — американцы помогали обезопасить старые лаборатории и демонтировать оборудование, предназначенное для создания биологического оружия. 

 

Этим программа не ограничивалась: в ее цели также входило развитие сотрудничества для предотвращения распространения опасных патогенов, повышение прозрачности исследований, а также вовлечение специалистов в мирную работу («чтобы предотвратить утечку мозгов в государства-изгои»). Соответственно расширилось и соглашение: в 2004 году в него добавилась постройка американцами лаборатории при КНЦКЗИ имени Айкимбаева (той самой ЦРЛ). При этом сразу после постройки, согласно соглашению, заведение должно было быть передано Казахстану. Схожим образом должны были быть обновлены и лаборатории при НИИПББ. 

 

Строительство ЦРЛ началось в 2010 году и завершилось в 2017. Передача происходила постепенно — в первый год американцы взяли все расходы на себя, ко второму году снизили их до 66% от общего количества, а на третий оплатили только 33%. 

 

С 2020 года, сразу после окончания обучения местного персонала и отладки всех систем, последние американские специалисты покинули лабораторию, а содержаться она стала целиком за счет казахстанского бюджета. 

 

Как сообщает Комитет охраны общественного здоровья, штат лаборатории состоит только из граждан РК, а сотрудничество с иностранцами может осуществляться лишь в рамках конкретных совместных исследований или на грантовой основе. 

 

При этом пандемия коронавируса показала важность биологической безопасности и соответствующих научных исследований. Как отмечает начальник отдела биологической безопасности Андрей Кузнецов, работающий в КНЦКЗИ Айкимбаева: 

 

Сама казахстанская наука, собственно, никогда и не умирала. Посмотрите, сколько у нас природных очагов чумы. А люди не болеют, и это результат нашей каждодневной работы. Но раньше она была незаметна, иногда даже задавались вопросы: «А чем вы там вообще занимаетесь, зачем вы нужны?» Теперь мы показали, что можем. Биобезопасность из какого-то локального научного направления стала глобальной, международный аэропорт Алматы может в любой день принести нам какую-то экзотическую инфекцию. 

 

Во время пандемии именно в ЦРЛ были созданы казахстанские тест-системы для определения заражения коронавирусом. При этом, как отмечают ученые, наши системы не только оказались дешевле в несколько раз, но также и совершеннее: специфическое устройство позволило повысить информативность тестов и избежать ошибочных результатов. 

 

По словам Токтасына Ерубаева, директора КНЦКЗИ: 

 

Лабораторий с таким уровнем биологической безопасности в Центральной Азии больше нет. Наш институт всегда был региональным и обслуживал кроме Казахстана Кыргызстан, Узбекистан и Таджикистан, специалисты — высочайшего уровня. Сейчас у нас целая вирусологическая лаборатория из более чем двух десятков сотрудников.

 

НИИПББ, в свою очередь, может похвастать разработкой казахстанской вакцины QazVac. Директор центра Кунсулу Закарья рассказывала об этом в одном из интервью: 

 

Мы с самого начала, еще в декабре 2019-го, поняли, что дело серьезное, потому что до этого вели мониторинг по другим коронавирусам летучих мышей. Но начать работу над вакциной не могли, потому что в Казахстане первые больные появились только в марте. 30 марта наши ученые из патологического материала выделили штамм. 

 

Уже 9 мая получили вакцину, потому что с января по март мы не просто ждали, а готовились — изучали все возможные варианты на основе тех скудных данных, которые смогли раздобыть, проводили бесконечные мозговые штурмы. А 15 мая нас уже зарегистрировала ВОЗ! Я не знаю, понимаете ли вы, о чем я говорю? Для Казахстана это невероятный результат!

 

 

Что говорит российская пропаганда

Российские государственные СМИ и официальные лица регулярно распространяют дезинформацию по поводу «американских» научных лабораторий. Касается это не только Казахстана — Москву в целом раздражает сотрудничество нескольких постсоветских стран (в частности Грузии, Молдовы и Армении) с США в вопросах биологической безопасности. 

 

По информации Коммерсанта, министр иностранных дел РФ Сергей Лавров еще в 2018 году высказал претензии в адрес Казахстана и Армении из-за размещения в них открытых при финансовой помощи США лабораторий. По свидетельству одного из дипломатов, «Москва хотела бы иметь доступ к этим лабораториям». А 2019 году этот вопрос обсудили в программе Владимира Соловьева — той самой, где он предложил «долбануть» по алматинской ЦРЛ. В ней же бывший санврач Геннадий Онищенко вновь предложил «решить вопрос по линии МИДа». 

 

При этом казахстанские власти неоднократно пускали российские делегации в ЦРЛ — однако не позволили россиянам остаться на постоянной основе. 

 

Я сказал Онищенко: тогда пустите к себе наших ученых, у нас абсолютно одинаковые дипломы с советским гербом, одни мединституты оканчивали, — комментирует это Токтасын Ерубаев. 

 

Более того, Россию пускали в лабораторию еще в 2017 году — сразу после открытия. Российский представитель М.И. Ульянов тогда «выразил признательность казахстанским коллегам за открытый разговор, высокий уровень транспарентности и доброжелательное отношение». Также он отметил, что «озабоченностей в отношении Казахстана никогда не было», и предположил, что ЦРЛ «представляет дополнительные возможности» для сотрудничества между Россией и Казахстаном. 

 

В менее значимых российских провластных СМИ, вроде ультраправого «Царьграда» или информационного агенства Regnum, в последние годы регулярно публикуются статьи про «американские» лаборатории. Иногда такие статьи публикуют и казахстанские пророссийские публицисты, вроде социалиста Айнура Курманова. Подобные материалы чаще всего отличаются полным отсутствие ссылок на источники информации, а также чрезвычайно странными заявлениями. 

 

В одной из таких статей Курманов, например, заявил о том, что лабораториями «в действительности управляют сотрудники американского посольства, в частности командор ВВС США Дэниль Сингер»

 

Американец с таким именем действительно работает с нашей страной, но он не является сотрудником посольства и никак не связан с ВВС США. Дэниэль Cингер — врач и эпидемиолог со значительным количеством научных цитирований, занимающий пост Директора по Центральной Азии в Центре США по контролю и предотвращению заболеваний. Когда-то он служил в офицерском корпусе Службы общественного здравоохранения США — подразделении, занимающимся медицинскими вопросами (к примеру, оказанием помощи незащищенным слоям населения или предотвращением вспышек заболеваний). 

 

Никаким начальником лабораторий он также не является. НИИПББ возглавляет доктор биологических наук Кунсулу Закарья, а КНЦКЗИ — доктор медицинских наук Токтасын Ерубаев. 

 

В другой статье Курманов обвиняет «защищающих лаборатории пиарщиков» в утаивании от общественности «реальных фактов» — и приводит пример «проекта Пентагона», по его мнению, свидетельствующего о военных разработках. Называется этот проект, по данным активиста, «Camels as biosurveillance sentinels: Risk at the human — camel interface», а исследует он возможность использования верблюдов как контейнеров для биологического оружия. 

 

Проект с таким названием действительно существует (на сайте медицинской школы Дюка Нуса, сотрудничающей с разными странами Азии), но никаких «верблюдов-убийц» не предполагает. Просто в 2012 году на Ближнем Востоке был зафиксирован новый тип коронавируса MERS-CoV, предположительно, передающийся людям от верблюдов. Это вызвало вспышку интереса к исследованиям верблюдов в Казахстане: ученые пытались понять, распространяют ли местные верблюды такой же вирус. 

 

Соавтором одного из исследований, проведенных казахстанскими учеными (в частности Мухитом Орынбаевым, получившим в 2021 премию РК в области науки и техники) действительно является Ян Менденолл — указанный как глава проекта на сайте школы Дюка Нуса. Но посвящено оно не превращению верблюдов в контейнеры для оружия, а попытке определить, существует ли в Казахстане опасность заражения вирусом MERS-CoV. 

 

Отдельные антинаучные высказывания о биолабораториях на постсоветском пространстве просачиваются даже на самый высокий уровень российской власти — впрочем, пока не напрямую в адрес Казахстана. Так, вскоре после начала войны в Украине, начальник войск радиационной, химической и биологической защиты ВС РФ Игорь Кириллов заявил, что США планируют создать «оружие против славян». Это заявление было опровергнуто не только ООН, но и видными российскими учеными, такими как микробиолог Евгений Левитин или член комиссии РАН по борьбе со лженаукой Александр Панчин

 

Заявление о «славянской ДНК» — это просто бред для любого, кто помнит школьный курс биологии. Такие заявления восходят к теориям немецких национал-социалистов с их культом «арийской высшей расы». Дело в том, что народов как генетических общностей вообще не существует. Это общее место для всех биологов уже примерно 150 лет. И такого народа, как славяне, тоже нет. Все народы — это месиво из самых различных генов, — пояснил свою позицию Левитин.

 

Более подробно фейки российской пропаганды касательно украинских биолабораторий разбирали наши коллеги из FactCheck.

 

Поделиться

Нет комментариев.

02/09/2022 11:05
1751 0

Уведомление