«Били током, топили»: Письмо задержанного после январских событий

Что происходит с заключенным в алматинском СИЗО


14/03/2022
12:05 2313 0

Самата Нурмуханова задержали после январских событий, сейчас он находится в СИ-18 в Алматы. В начале марта в социальных сетях распространилось письмо Самата его жене, Сандугаш Абдикадировой, в котором Самат говорит о побоях и пытках со стороны полицейских. Мы поговорили с Сандугаш и узнали, что произошло с ее мужем.

 

 

«После задержания я видела мужа только раз»

Мой муж вышел на митинг пятого января. Тогда он рассказал Радио Азаттық о проблемах, дал комментарий. У них есть видео. 15-го января Самата забрали полицейские. Его обвиняют по 2 части 272 ​​статьи УК РК, «Массовые беспорядки» (возможный срок лишения свободы — от трех до восьми лет — прим. ред.). 

 

После задержания я видела мужа только раз, 8 февраля. Мы состояли в гражданском браке, поэтому мне не дали статус общественного защитника. Больше мы не виделись. 

 

 

«Били током, топили»

Я только вчера получила письмо от Самата.

 

Примечание редакции: В ходе интервью Сандугаш Абдикадирова зачитала письмо Самата из СИЗО. Мы приводим его текст с сокращениями. 

 

Милая моя Сандугаш!

Ни один человек бы не выдержал таких пыток. Я не могу передать это словами. Били током, топили в воде. Подвесили за ноги и били по ногам, ребрам, желудку, легким, почкам. 

Я просто думаю о вас. Не хочу, чтобы вас кто-то тронул. Прости меня за все, ты ведь беременна.

Жаным, маленькая моя Нурайша, золотая моя Сабикош. Мой дорогой сын Биржан. Я ведь, даже не прочитав, подписал все, что они сунули мне.

Прости меня, жаным, эгоиста, я только о себе и думал.

Помни, передай детям, объясни им, что я не виноват перед государством.

Я устал от унижений до последнего вздоха. Ты со мной, жаным, та, которая в меня верит, мой день, моя единственная, целую тебя сильно-сильно.

 

 

«Поиздевались, избили, оставили умирать»

Прошло уже три месяца. Раны не заживают. Самат не принимает лекарства, находится в холодном месте. Над ним издевались, били, оставили умирать. Меня к мужу не пускают. Я не знаю, как он. До ареста у Самата были проблемы со слухом. Одно ухо вообще не слышало, другое — только со слуховым аппаратом. 

 

Когда я мужа навещала, он меня не слышал. Писала на окне ему, так и пообщались. Тогда Самат ничего не сказал о побоях. Но я заметила, что он тяжело дышит, медленно. До ареста он был крупным мужчиной, за пятнадцать дней так исхудал, что остались одни глаза. Я тогда перепугалась, как будто разговаривала с кем-то другим.

 

 

«Мой муж в трудном положении»

Когда я разговаривала с адвокатом Самата, мне сказали, что его можно навещать, но ничего передавать нельзя. Наверное, хотел, чтобы я не утруждалась с приготовлением и отправкой еды. 

 

«Пусть позаботится о себе и о детях, у меня все хорошо», — так муж передал адвокату. Я просто не могу не относиться скептически ко всему, даже в адвокате сомневаюсь. Мой муж не из тех, кто жалуется. Он говорит, что нелегко было писать то письмо. Однозначно, мой муж в трудном положении. О чем я только не думаю. Но слова, использованные в письме, почерк — точно моего мужа. 

 

 

«Муж был единственным кормильцем»

До ареста Самата мы жили в микрорайоне Айгерим. Потом пришлось переехать. С тех пор, где только ни были. В очередной новый дом переехали вчера, нам помогла Айжан Хамит. Неравнодушные люди помогают, чем могут. Единственным кормильцем был мой муж, у нас нет других доходов. Никаких льгот от государства мы не получаем. Я не многодетная мать.

 

 

«Это не простая случайность» 

Утром позвонили из органов. Сказали, что позаботятся о муже, узнают о его состоянии, мне велели не волноваться. Общественные защитники смогут встретиться с Саматом только 18-го. Мне сообщили, что получили разрешение на эту дату. Их просто так туда не пустят. Сколько дней ждать до восемнадцатого? Я хочу узнать о состоянии мужа сейчас. Ведь это все не простая случайность. Мне пришло письмо, и сообщение в один день. Вечером, когда пришло письмо, одна женщина написала на WhatsApp: «Сандугаш, иди на встречу немедленно». Выяснилось, что она навещала своего сына в тюрьме. Тогда они ей и передали мой номер с именем и сказали, чтобы я немедленно пришла в СИЗО.

 

 

Ответ Генеральной прокуратуры

После того, как письмо Самата Нурмуханова вызвало общественный резонанс в соцсетях, представители генеральной прокуратуры выступили с заявлением. В нем говорится, что прокуратура Алматы провела специальную проверку и возбудила уголовное дело по заявлению Нурмуханова. Также в прокуратуре добавили, что во время январских беспорядков Самат Нурмуханов призывал к массовым беспорядкам и убийствам чиновников.

 

Самат Нурмуханов ранее не обращался в прокуратуру. По его письму прокуратура Алматы провела расследование. В результате по его жалобе было возбуждено уголовное дело. Также следует отметить, что Нурмуханов был задержан по подозрению в активном участии в беспорядках в Алматы. Он принимал непосредственное участие в беспорядках на стадионе «Алматы Арена» и на площади Республики.

 

В частности, Нурмуханов призывал к убийствам чиновников, свержению действующей власти и напал на оружейный магазин «Алпамыс». 15 января Нурмуханов был арестован по решению суда. Он неоднократно осматривался врачами в СИЗО, телесных повреждений у него не обнаружено.

 

По требованию прокурора врачи вновь проверили состояние здоровья Нурмуханова. Ему поставили диагноз «бронхит». Других претензий у него нет, — говорится в сообщении.

 

Корреспондент Masa.media обратился в прокуратуру Алматы, чтобы получить дополнительную информацию. Однако представитель городской прокуратуры Бауыржан Тулендинов заявил, что Генпрокуратура уже дала комментарий, а пресс-секретарь алматинского управления полиции Салтанат Азербек не ответила на звонок.

Поделиться

Нет комментариев.

14/03/2022 12:05
2313 0

Уведомление